graf_kahovsky (graf_kahovsky) wrote,
graf_kahovsky
graf_kahovsky

2017 детективный приключенческий роман

В этом романе рассматривается судьба трех однокурсников, выпускников военного училища времен СССР, которые встретились в Крыму и начинают глобальную игру в интересах Русской Глобальной общины.
2017

2017
роман
1. Андрей Еремин
Симферополь достаточно необычный город, если смотреть на него как на столицу субъекта Федерации. Грязный и неприветливый с первого взгляда, он тем не менее со второго раскрывается как достаточно добрый город с населением в полмиллиона по списку и в миллион по факту. Юг России всегда отличался отсутствием напускной веселости, а Крым в этом смысле был еще когда-то и югом Украины, что означает всегда определенную скрытность и рассудительность, когда никто не собирается хвастаться своими богатствами и поэтому внешне прибедняется.
Но, как говорится — не нравится — не ешьте. Мы у вас ничего не просим и вы к нам не приставайте с вашими мерками.
Город кишит людьми и машинами по своим знаменитым кольцам и это отдельный символ времени.
Движение в городе после Крымской весны — это особая тема разговора.
Симферополь совсем не закладывался как столица, весь XX век это был просто провинциальный областной, а затем республиканский центр с достаточно компактным населением, и вот вдруг шлюзы прорвало и сюда хлынул дешевый русский автопром. Машин стало в разы больше, ими обзавелись даже те, кто никогда не собирался, и это вылилось в достаточно сложную транспортную обстановку.
Поэтому Андрей Еремин, периодически наступая на педаль газа и продвигаясь в тянучке по два метра в минуту, успевал смачно общаться с администратором своего ресторана.
Последней репликой администратора перед тем как мы стали слышать их разговор была фраза
- Андрей Витальевич, но так нельзя. Это не формат.
- Послушай меня, Аня. Кто в этом ресторане платит зарплату?
- Вы.
- Вот именно. Я. А раз это я, то я постановляю, что это формат. Вернее это мультиформат. Я в этом бизнесе 20 лет.
И поэтому у меня не будет жидких столиков на 4 человека и не будет медлительных официантов. Будут диваны и П-образные столы, будет караоке и будет дискотека. Это паб. Мультиформатный паб. Мы должны здесь собрать всех. И чиновников и ментов и проституток. Поняла?
- Поняла
- Мы не разделяем людей. Разделяй и властвуй. Мы их соединяем. Синька и пение — это единство народа. Что с вывеской?
- У нас нет дизайнера.
- А зачем вам дизайнер? Лого есть, бренд есть. Быстро сварганили макет и отдали в производство
- Но для этого же нужен дизайнер. Размеры, материал.
- А ты не умеешь в фотошопе задавать размеры?
- Я не умею.
- Странно
- А вы разве умеете?
- Я умею все. Я универсальный солдат. Но если я за тебя буду делать всю работу, когда мне заработать тебе на зарплату? Найди дизайнера
- Я нашла двоих. Они зарядили цену
- Сколько?
- Триста долларов
- Это сколько? Двадцать тысяч? Ладно. Я найду вам дизайнера. За десять. Повиси на линии.
Андрей Еремин посмотрел на экран своего смартфона, перебирая пальцем контакты и глянул в боковое окно на двигающуюся рядом колонну машин. И машины сбоку на него посмотрела яркая блондинка с наклеенными ресницами и большими губами. Андрей пробубнил себе под нос:
- Мы будем ехать или будем глазки строить?
Затем нажал вызов.

2. Владимир Клименко
Студия федерального канала перед началом ток-шоу это еще тот улей. Ассистенты по звуку еще вешают микрофоны на участников поединка, каст-менеджеры рассаживают гостей. Владимир Клименко как один из участников поединка уже стоит с микрофоном на лацкане пиджака перед трибуной на освещенной площадке. Напротив готовится к эфиру его оппонент. В этот момент раздается звонок. Клименко снимает трубку.
Андрей Еремин проговорил ему в ухо.
- Клим. Ты сейчас где?
- В Москве. На ток-шоу.
- Да ты че? Ты стал звездой? Когда успел?
- Да позвали поговорить о криптобандеровцах
- Я всегда знал, что ты работаешь на три разведки. И когда будешь обратно?
- Вечером самолет. У меня нет денег оставаться в Москве
- То есть сегодня вечером ты будешь?
- Да.
- Ты сможешь сверстать макет вывески на Рок-кафе?
- Сколько денег?
- Сто баксов.
- Да
- Только я тебя прошу строго по бренд буку. Без этих твоих пятен разноцветных.
- Ладно
- И да, ты в курсе, что сегодня баня?
- Еще нет
- Оповещаю. Приезжают наши, не все, правда. Но решили пообщаться
- Встреча выпускников в марте?
- Ну почти
- Ну, другой бы спорил, но ты знаешь, что у меня сердце мягкое
- Ладно. Давай. По какому хоть каналу тебя смотреть?
- Я тебе пришлю ссылку на ютубе

На середину зала вышел администратор и провозгласил

- Большая просьба ко всем выключить мобильные телефоны. Мы начинаем через три минуты

3. Ток-шоу

Ведущий начал говорить после динамической заставки ток-шоу
- Добрый день. Это Дискуссионный клуб на Третьем. Украина снова удивляет своими решениями и в области экономики, и в войне на Донбассе и в своих отношениях с Россией. Некогда близкий и родственный народ как будто подменили и в сети интернет мы видим шквал ненависти и злобы по отношению к нашей стране. И вот эта проблема все больше занимает наших политологов и политиков. Нужна ли нам Украина? - решили мы сегодня назвать нашу дискуссию и в ней принимает участие: Станислав Тарашкевич, известный политолог, директор института стран восточной Европы в красном углу, и политический эмигрант из Украины, журналист и общественный деятель Владимир Клименко в синем углу. Регламент нашей программы: 10 минут вступительное слово, в котором наши спикеры обоснуют свою позицию. А затем дебаты. Три подхода по 3 минуты и затем ответы на возражения из зала. Три ответа по минуте. Итак, мы начинаем. Первое слово предоставляется Станиславу Тарашкевичу. Начинайте.

4. Артем Новик

Артем Новик ехал за рулем грузовичка L200 и слушал радио. В кузове лежали мешки с цементом, сухие смеси и другие строительные материалы. По радио передавали новости

Около двух десятков молодых активистов собрались возле Октябрьской площади в Минске, чтобы выразить протест в связи с задержаниями, которые прошли в субботу в ходе несанкционированной уличной акции День Воли.

5. Андрей Еремин

Еремин вышел из машины и зашел в свой ресторан. Повернул в открытую дверь офиса. На стене по телевизору показывали новости. Шел репортаж из Минска.

Накануне в Минске состоялась акция, которую не санкционировали городские власти. В результате некоторые участники мероприятия были доставлены в столичные РУВД, отпускать их начали уже к вечеру. Официальных данных о количестве доставленных в управления нет. Евросоюз призвал Беларусь не применять силу против демонстрантов В воскресенье протестующие стали собираться возле Октябрьской площади, чтобы выразить протест в связи с субботними задержаниями, там же находятся сотрудники правоохранительных органов и многочисленные журналисты. Правоохранители не пускают собравшихся на площадь, активисты, окруженные журналистами, находились возле одного из входов в универсам "Центральный". Спустя некоторое время они начали расходиться. Между тем, по информации ряда СМИ, возле площади правоохранители задержали нескольких активистов. Накануне акции протеста также прошли и в ряде других белорусских городов, в частности, Бресте, Витебске, Гомеле и Гродно. Ранее президент Беларуси Александр Лукашенко заявлял, что все несанкционированные протесты в республике будут пресекаться жестко, а их участники будут привлечены к предусмотренной законодательством ответственности.

Андрей посмотрел на экран своего телефона. Звонил Артем Новик.
- Да, - ответил Еремин.
Новик проговорил в телефон, ведя свой грузовичек по Киевской улице Симферополя.
- Андрей, на доме в Приятном Свидании еще буквально три дня работы. В четверг надо будет рассчитать штукатуров. И я буду переводить людей на Перевальное.
- Хорошо, ты слышал, у вас там заваруха какая-то у Батьки?
- Да вот слушаю
- Че там народу неймется? Вроде ж дороги не такие как в Крыму.
- Андрей, русских разводят, что в Белоруссии лучше, белоруссов разводят, что в Польше лучше. А все устраиваются где могут, потому что хорошо там, где нас нет. Чего бы мне заниматься стройкой твоих объектов в Крыму, если в Белоруссии так хорошо?
- Да? Прикольно. Расскажешь, мне давно интересно за что вы так не любите Лукашенко
- Я буду на офисе через двадцать минут. Расскажу.

6. Ток-шоу

Станислав Тарашкевич заканчивал свою вступительную речь. Ведущий, известный шоу-мен и телеведущий, слушал его внимательно и слегка кивал.

- Россия не будет вводить войска на Украину, продолжил Тарашкевич, - Возвращать эту страну, заполненную криптобандеровцами, в лоно братских народов крайне рано. И возвращать ее ценой смерти своих солдат и Ополчения Россия не будет. Вместе с тем, шанс вернуть Украину бескровно - остается. Но Украине придется выполнять Минские соглашения.
Тарашкевич отпил из стакана воды и продолжил:
- Люди в вышиванках обязаны выполнять «Минские соглашения», под которыми подписались. И точка. Даже если эти соглашения ведут их к политическому краху.
Потому что человеку, играющему «в долгую», а также много-много миллионной группе людей, которая за ним стоит, нужна вся Украина. В братском, привычном виде. Вся! Только без нормальной такой, вдумчивой и суровой «работы над ошибками», обратно в дружную семью народов принимать ее никто не будет. Хватит, принимали уже пару раз. И оба раза — «на колу мочало, начинай сначала». В данный момент, если без ханжества, я вижу, что большинство населения Украины все устраивает. Как устраивал ИГИЛ почти миллионное население Мосула, например. И как курдские политологи и военные в ужасе говорили мне, что не знают, как быть, «когда к нам переедет под видом беженцев миллион ваххабитов». А миллионов 20-30 криптобандеровцев не хотите принять в свою семью? Нет? «На Украине большинство нормальные» — поэтому и сидят третий год, помалкивают, ждут, чья возьмет? Вы предлагаете за них умирать ополчению или российской армии?
Рано сегодня возвращать Украину, и завтра тоже будет рано. Вовремя — это между окончательным образованием «Гуляй-поля» и первой техногенной катастрофой на Запорожской АЭС. Извините за цинизм. В идеале — через смену власти, почти бескровно. И в этом направлении тоже работают.

Станислав Тарашкевич замолчал и снова отпил из стакана. В зале громко заапплодировали.
Ведущий ток-шоу перевел взгляд на Клименко.

- Что скажете, Владимир. Вам есть чем крыть? Интересы России видны четко, мы не будем вешать на свой баланс огромную страну с враждебным населением и убитой экономикой. Что вы можете на это возразить? Хочу всем напомнить, что Владимир Клименко — это известный журналист из Киева, политэмигрант, он впервые принимает участие в нашей программе и прежде всего потому, что у него есть свой взгляд на то, что делать с Украиной.

Клименко посмотрел на ведущего, на Тарашкевича и обвел взгядом зал с аудиторией.

- Добрый вечер всем телезрителям, людям, собравшимся в этом зале, моему уважаемому оппоненту и вам, уважаемый ведущий. Я предложу все вам совсем другой подход к рассуждениям по Украине. Мой подход называется процессный, а не сиюминутный. Я считаю, что у Станислава Алексеевича подход исключительно статический, сиюминутный, по состоянию на сегодня, а так стратегии не делаются.
Прежде всего хочу сказать, что меня зовут Владимир Сергеевич Клименко. Фамилия украинская, вернее малороссийская, а имя отчество такое же как у большинства граждан России. Я гражданин Украины, но моя мама из Курской области, а папа из Запорожской. Но в целом, я хочу сказать, что когда моя мама и мой папа познакомились — разделение на русских и украинцев в быту отсутствовало. Мы были одним народом. Мне сегодня 48 лет. И минимум 48 лет назад это вообще не было вопросом, который бы стоило обсуждать на ток-шоу.

Тарашкевич замахал рукой:
- Но сегодня же это вопрос?

Клименко криво улыбнулся.

-А сегодня это вопрос. За 48 лет что-то изменилось. У меня вопрос ко всей аудитории и к моему оппоненту. Эти изменения вызваны какими действиями коллективного Запада и какие действия Русской глобальной общины этому препятствовали?

В зале повисла тишина.

- Повторю вопрос: как Западу удалось это сделать и что мы ему противопоставляли? Причем все мы, и вы, живущие в России и мы, русские, живущие на Украине.

Ведущий сделал шаг в направлении Клименко.

- Что такое Русская Глобальная община? Я никогда не слышал такого термина. Есть Русский мир. А что такое Русская Глобальная община?

Клименко ответил:

- Русский мир — это общая совокупность людей, говорящих на русском языке, которая никак не структурирована идеологией, Русским Генеральным штабом, своими духовниками и своими СМИ. Это просто разрозненная совокупность людей, говорящих на русском языке. Которые не только уступают исконно русские территории, но даже мне здесь на ток-шоу пытаются обосновать необходимость такой сдачи. А Русская Глобальная община — это структура Русского Генерального Штаба, Русского жречества, Русской идеологии как проекта Русской глобализации, когда каждый член общины четко знает свой маневр. И поскольку земля Украины это историческая Русь и она обильно полита кровью русских людей, то я считаю, что нам никто не давал права разбрасываться этими землями. У каждого члена Русской глобальной общины даже не возникает вопроса, что мы собираемся сдавать эти земли Западу. Это вообще главный критерий различения, кто работает на Русский Генеральный штаб, а кто работает на не русский...

Тарашкевич выкрикнул:

-Это все словоблудие. Как вы предлагаете забирать такую Украину, которая обстреливает своих граждан на Донбассе и которая сжигает своих граждан в Одессе? Как вы ее заберете сегодня?
Клименко тоже отпил из стакана и вздохнул:

- В боевой риторике есть такое понятие как софистика. То есть подмена понятий. Четверение в том месте, где должно быть троение. Если вас послушать, то получается, что вся Украина, все 35 или 37 млн граждан этой страны, которые еще 25 лет назад были нашими соотечественниками, совершили государственный переворот и все они лично заряжают натовскими снарядами 155-миллиметровые гаубицы опять же натовского образца, которые обстреливают Горловку? Правда это бред? Тогда вопрос, а сколько среди всего народа Украины бандеровцев?

Тарашкевич выкрикнул:
- Да вот уж точно не меньше половины!
- Неправильно. Не более 15-17%
- А кто же тогда в социальных сетях радуется смертям дончан, радуется жертвам терактов в России?
- Это делает очень ограниченная группа людей. Это технология. Чтобы у вас создавалась иллюзия, что там поголовно все и чтобы война продолжалась десятилетиями. Однако ж поскольку мы, и вы и я, специалисты в информационных технологиях, нам нужно не обобщать все русское население Украины в криптобандеровцев, а там дома даже депутаты говорят по-русски, а начинать думать и планировать, как мы с вами будем спасать это русское население, которое находится в оккупации. Русские своих ведь не бросают. Или отдельные все-таки бросают?

7. Андрей Еремин

Андрей и Антон прошли в зал, сели на П-образный диван в глубине и к ним подошел официант.
- Что будете кушать?
Андрей посмотрел на большой экран, где показывали новости России-24, затем повернул голову к официанту и сказал:
- Дай нам жареных крылышек и два нефильтрованных. Будем заканчивать трудовой день. Он был тяжелый.
Официант кивнул и пошел за заказом.
Андрей повернулся к Антону.
- Так че там Лукашенко ваш? Достал всех в корень?
Антон разжевал зубочистку
- Ты помнишь практику в 84 году в Одессе. Помнишь этого начштаба дебила?
- Неадекват тот?
- Ну да. Военный самодур, человек, который тонких вещей не понимает и у которого пара извилин и все на одну тему. У Лукашенко извилин больше, но в целом психика похожая. Управлять страной военным категорически нельзя. Если у них нет другого опыта.
- Ну, Лукашенко ведь не военный.
- Да я не про вуз, в котором учился. Я про строй мозгов.
- Ну, мы ж с тобой тоже военные.
- Мы с тобой военные, которые уволились до критически важного возраста 30 лет и мы работаем при капитализме. Не получаем а работаем. Поэтому у нас адекватная картина мира и мы не считаем, что нам кто-то должен.  В общем, мы это другие военные. А те, кто всю жизнь на синекуре и им все вокруг должны это дети. Истеричные дети.
- Ничего себе ты завернул. Но тем не менее у вас реально дороги лучше и троллейбусы ходят по часам.
- Это внешнее. И рассчитано на вас, на русских. Поверь, это достаточно простая вещь, отличаться от России внешне, но при этом весь твой народ занимается приграничной торговлей, потому что ему жить не на что. А сами белорусы при этом считают, что в Польше жить лучше.
- Ты считаешь, что это разводка?
- Конечно. Чтобы русские думали, что Батька хороший управленец. Чтоб белоруссы думали, что в Польше лучше. И чтобы не дай Бог никакие славяне не вздумали объединяться.

Зазвонил телефон Еремина.
Он взял трубку.
Это был Клименко. Он уже ехал с ток-шоу на такси в аэропорт.
- Так а что там с макетом?
Еремин криво улыбнулся
- Вова, некому работать. Все блин очень важные и очень узкие специалисты. Все нужны дизайнеры в штатном расписании, потому что сами они ничего не умеют. Они даже без ошибок письма написать не могут.
- Ну а что ты хочешь? Не все ж учились в КВИРТУ ПВО.
- У меня такое чувство, что сегодня все кто вокруг меня вообще нигде не учились. Всем нужна зарплата в полтинник, только делать должен кто-то другой.
- Это ты не про Антона?
- Не, Антон вон сидит напротив. Он сегодня закончил объект. Еще не сдал, но закончил. Он умница.
Антон кивнул Еремину.
-Это Клим? Ты ему про баню говорил?
-Говорил. Вов, через час будут Войцик, Калина, Лях. Попьем пива.
- А где будем пить?
- У меня на даче.
- Ты снова с Валей поругался?
- Да она меня достала. Я заметил, что за весь день мы нормального слова друг другу не сказали, только гав-гав. Денег ей мало, детей я воспитываю неправильно, машину она хотела другую, шубу она будет брать в Москве. Причем год тяжелый, я кручусь как белка в колесе, но ей это все разговоры. Я живу сейчас на даче.
- Знакомая песня.
- Ну да, у тебя ж та же история.
- Давай, прилечу, наберу. Разберемся

8. Владислав Кутник

Генеральный продюсер федерального канала Иван Пермяков подписывал акты выполненных работ у себя в кабинете. Рядом с ним стояла миловидная бухгалтерша, перелистывая страницы. Напротив в костюме без галстука сидел Владислав Кутник.
- Цифры уже есть?
- Да,- ответил Пермяков. - Этот провинциал взвинтил аудиторию. Заметный прирост.
- Откуда этот провинциал? Где ты его нашел?
- Да я не знаю. Гостевая служба сказала, что образовалась дырка и предложила это тело. А тело оказалось говорящим.
- Да, тело говорящее. Только не то говорящее. Ты понимаешь, что такое русский шовинизм в России? Не эти русские националисты, которые знают только сколько стоит и как обналичить. А настоящие русские, которые могут взбудоражить толпу. Это большие риски. Я уже выслушал о твоем говорящем теле.
- И что ты выслушал?
- Гембель. Причем очень большой.
- И что? Закрыть ему дорогу в телевизор?
- Нет. Ни в коем случае. Дорогу открыть. Ненадолго. И максимально дискредитировать.
- Ну, дискредитировать не нам. У вас там механизм налажен. Сколько эфиров с ним еще планировать?
- Максимум два. За две недели мы найдем на него компромат и устаканим. Русский шовинизм - это то, чего мы должны избегать. Вон пусть националисты занимают нишу. Толпа должна пить и есть, а вот эти вопросы надо фильтровать. Русские это позавчерашний день. У нас теперь есть только россияне. И украинцы. А вот украинские русские пусть рассказывают свои сказки на Украине. Их там быстренько примут.

9. Владимир Клименко

В аэропорту Клименко встречал Антон Новик на своем L-200.
- Как дела? - спросил он
- Блатная жизнь дешевой не бывает, - ответил Еремин.
- Так они тебе оплатили дорогу?
- Да.
- А за работу что-то дали?
- Суточные.
- Понятно, курим Кент, е@ем блондинок, сами ходим без ботинок. Я бы им предложил поднять дневную норму.
- В смысле?
- Сдается мне, что одним разом дело не обойдется. Мы смотрели твое выступление.
- И как?
- Ну, ты явно был не в мейнстриме. Как-то выбивался из толпы.
- И что это значит?
- Что они будут вынуждены тебя поюзать еще пару раз. Но потом все. Твоя карьера политолога закончится.
- Да я не очень и стремлюсь.
- А напрасно. После твоих выступлений люди готовы идти брать телеграф и лесопилку.
- Да ладно.
- Я тебе говорю. Кстати, Войцик приобрел лесопилку под Киевом. В этих своих охотничьих угодьях. Теперь у него там ферма, молокозавод и лесопилка.
- Когда они будут?
- Они уже парятся.
- А ты чего поехал? Я бы взял такси. Мне бы хватило.
- Я не люблю слушать разговоры польской гонористой шляхты.
- Войцик шляхта?
- А то кто? Еще с училища.
L-200 проехал ГРЭС и повернул на объездную в сторону Ялты
10. Андрей Еремин
Где бы Еремин не строил себе жилье, а он постоянно что-то где-то себе строил, у него всегда была парилка. И в этой парилке всегда любили собираться друзья и партнеры по бизнесу. Ресторанный бизнес у него был не один, он еще занимался внешнеэкономической деятельностью, однако все эти темы требовали постоянных встреч и переговоров, а где лучше всего вести переговоры как не в бане?
Уже был вечер. Во дворе загородного дома, где обычно обитал по выходным Еремин, уже было темно, но вода в бассейне отражала огонь костра. У костра орудовал работник, живущий постоянно на даче в подсобке. Его звали Заур, он приехал с Ереминым из Новороссийска полгода назад.
Сам Еремин вместе с гостями в простынях уже были за большим столом в предбаннике. Гостями были старые приятели, однокурсники еще советского военного училища. Они уже вышли из парилки и как раз наливали по первой.
Толстый белявый Андрей Войцеховский, житель Киева, предприниматель.
Худой в очках Сергей Ляшенко из Сочи и немногословный программист Саша  Калиниченко из Перми. Все одногодки, все однокурсники, разные места рождения и, как водится, разные судьбы. Еремин разлил спиртное. Друзья чокнулись и в этот момент в баню вошли Клименко и Новик. В последний раз все присутствующие виделись на встрече выпускников в Киеве. Это был 2013 год,  еще до майдана. С тех пор по политическим мотивам украинцы не сильно ладили с россиянами и вот Войцеховский впервые приехал в Крым. Поговаривали, что он финансирует территориальный батальон Днепр-2. Который отмечен в зверствах на Донбассе. Но с этого разговор не начали.
- Ну че, за встречу! - сказал Еремин, когда Клименко и Новик разделись и сели за стол. Все взяли рюмки, Клименко только налил себе сока.
- Шо такое? - спросил Войцеховский
Клименко поднял стакан с соком
- Да не пью уже почти с год. Я вас поддержу соком.
- Вот так вот значит?
- Да вам то что? Я ж не заставляю пить сок всех.
- Да, не трогайте Клима, - вмешался Еремин, - Он у нас прямо из Москвы, ток-шоу, смотрели мы только что твое выступление. Молоток. Мы даже не знали, что ты так можешь всех мотивировать на плацу.
- Но ведущему твое выступление не понравилось, - сказал Калиниченко, ставя пустой стакан и нанизывая на вилку маринованные грибы.
Новик тоже выпил сок и сказал:
- Ведущему то что? Ему важны рейтинги. А вот Тарашкевичу я думаю точно не понравилось. И не факт что понравилось руководству канала.
- И мне не понравилось. - вдруг сказал Войцеховский. - И моей державе не понравилось.
Клименко как будто ждал этой реплики.
- А что за держава у тебя?
Войцеховский медленно перевел взгляд на Клименко.
- Украина моя держава.
Клименко отложил вилку в сторону и посмотрел Войцеховскому в глаза.
- То есть, , присяга СССР, которую ты принимал вместе со мной в 1983 году это был дешевый понт? Я второй присяги не принимал.
-  Вова, какой СССР? Той страны уже давно нет. Есть Россия, Украина и другие страны. В 83 году был СССР. А сегодня есть Украина. И я ее гражданин. А вот ты как гражданин Украины, у тебя ж есть паспорт гражданина Украины? - ты являешься ее предателем. Не было бы паспорта - говори, что хочешь. А поскольку паспорт есть - значит есть и присяга.
- Да ладно. С каких это пор выдача документов после того, как ты не выполнил первую присягу вдруг стала поводом принять вторую? Слышь? Ты идиот?
- Вова, я не обращаю внимания на предателей Украины и украинского народа.
- Слышь, радетель за народ. Я есть украинский народ. И мне не нравится, что ты разъел харю, а народ вымирает. Причем вымирать этот народ начал аккурат после того, как ты не выполнил свою первую и самую главную присягу. А знаешь что за такое бывает?
- Что?
- Один ржавый патрон за полковым туалетом. Перед строем. Чтобы было показательно. Сколько ты там наворовал за все эти годы. Небось все для народа?
- Моя собственность тебя не касается.
- Мне твоя собственность касается только ее происхождением. Как, когда, с кем, кому дал на лапу, как оформил. Народу ж надо будет вернуть.
- Вова. Ты истерик. А я польский дворянин. И моя родословная ведется с 17 века.
- То есть ты принимал присягу будучи польским агентом? То есть тварь вдвойне? Сука, на!
Клименко буквально взлетел по направлению к Войцеховскому. Тот попытался тоже встать, но тут же налетел за звиздюлину.
Все повскакивали с мест и начали разнимать дерущихся.
Войцеховский облизывал окровавленную губу.
- Вова. Мы закончим с Донбассом, а потом прийдем в Крым. Вот здесь встретимся и поговорим...
- Я тебя сука повещу на Майдане вместе с твоим батальоном, как в сорок шестом году вешали бандеровцев. Запомни, сученок. В Киеве. Только в Киеве. Не фиг ляхам в Киеве владеть лесопилками украинского народа. Пшел на хрен отсюда, мразь, чтоб я тебя не видел!


продолжение следует...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments