graf_kahovsky (graf_kahovsky) wrote,
graf_kahovsky
graf_kahovsky

О Горбачеве.

У автора называется: "Русский предшественник Ющенко".
Я бы назвал иначе. Все-таки Ющенко обрабатывался западными спецслужбами явно, а Горбачев тайно. 
Просто о Горбачеве.
Источник: community.livejournal.com/ru_politics/24808585.html  

Гнусная интрига гробовщика СССР.
Сразу два крупных издания Германии «Die Welt» и «Berliner Morgenpost»
опубликовали разоблачение Михаила Горбачева. Поводом послужили «Протоколы из Кремля», которые попали в руки немецким журналистам Дирку Банзе и Манфреду Кирингу. Опираясь на эти секретные документы и воспоминания современников тех дней, журналисты докопались до тайны, которую «рупор гласности» Горбачев предпочел бы скрыть от общественности.

Согласно опубликованной статье в известных немецких изданиях, первый президент СССР еще в 1987 году подготовил план отстранения от власти Эриха Хонекера. Более того, «отец советской перестройки» решил пойти по пути Иуды, в последующем передав «товарища Эрика» в руки немецких реформаторов. Причем, осуществить операцию по вероломному смещению Хонекера и провести «перестройку в ГДР», «советский реформатор» Горбачев, в свойственной ему манере, планировал чужими руками. Главная роль в выполнении этой грязной работы отводилась КГБ СССР и бывшему руководителю внешней разведки ГДР («Штази») генерал-полковнику Маркусу Вольфу. От этого операция, задуманная Горбачевым, приобретает еще более зловещий оттенок.

Кстати, немецкие журналисты небезосновательно связали неожиданную отставку Вольфа в 1986 году с последовавшей через год провокацией Горбачева. Стоит напомнить, что за 30 лет, проведенных во главе разведслужбы, Вольф считался едва ли не лучшим шпионом периода «холодной войны». Потому внезапный уход на пенсию главы «Штази» поначалу посчитали расплатой за серию громких провалов его агентов на Западе. Иные списали на тяжелую болезнь, сразившую Вольфа накануне «германской перестройки».

Несколько проясняет ситуацию бывший член Политбюро Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Гюнтер Шабовски. В своей книге «Мы почти все сделали неправильно: последние дни ГДР» Шабовски утверждает, что столь неожиданная для всех отставка Вольфа была организована для того, чтобы развязать ему руки в подготовке операции по смещению Хонекера.

К отставному главе «Штази» в начале 1987 года Горбачев отправил своего доверенного человека – генерала Владимира Крючкова. Тайная встреча двух высокопоставленных сотрудников спецслужб состоялась в Дрездене. Туда зампредседателя КГБ СССР и одновременно возглавлявший внешнюю разведку Крючков официально прибыл на отдых. Вскоре к ним присоединился друг Вольфа – глава дрезденского отделения СЕПГ Ханс Модров, которому отводилась роль «реформатора социалистической системы». Интересная деталь, которая еще раз подчеркивает двуличность в характере самого Горбачева: на вопрос журналистов «Berliner Morgenpost» о подробностях того вояжа Крючкова в Дрезден «рупор перестройки» ответил через своего пресс-секретаря Карена Карагезяна, что не помнит, посылал ли он его к Модрову, или нет. Вот так, изъясняясь «обтекаемыми» фразами, не говоря «да» или «нет», Горбачев, по сути, как всегда лукавил. То, что бывший первый президент СССР попросту лжёт, вскоре подтвердил бывший глава службы внешней разведки ФРГ Ханс-Георг Вик. C 1977 по 1980 гг. он работал послом в СССР и был хорошо информирован о происходящем внутри КПСС. По утверждению бывшего главы западногерманской разведки, Горбачев во второй половине 80-х активно искал замену Хонекеру. Глава дрезденского отделения СЕПГ Ханс Модров открыто симпатизировал Горбачеву и проводимой им политике гласности и перестройки, а потому и должен был заменить Хонекера на его посту. Во всяком случае, именно на этой, не афишируемой нигде встрече решалась судьба руководителя ГДР.

Авторитет Хонекера был очень высок, особенно в армии и в силовых структурах, и задача по их нейтрализации возлагалась на Вольфа. Одновременно он должен был стать главным связующим звеном между немецкими реформаторами, армией ГДР и спецслужбами.

Именно с той памятной встречи в Дрездене, началась тайная подготовка Модрова на роль главного проводника идей «перестройки» в ГДР. Его регулярные инструктажи велись в посольстве СССР в Берлине. Для этого, по свидетельству людей знающих, сотрудники КГБ забирали его на берлинской кольцевой автодороге в свою машину с дипломатическими номерами. Следуя детективному жанру, «перестройщика» укладывали на заднее сидение автомобиля и укрывали сверху плащами. Таким образом, скрыв от любопытных взоров, Модрова завозили на территорию советского посольства. Впрочем, таким же образом его потом вывозили и обратно. Через КГБ осуществлялось и тайное финансирование антихонекеровской оппозиции. Одновременно, со стороны Горабачева предпринимались неоднократные попытки заставить Хонекера следовать в фарватере «западных идеалов демократии» и начать перестройку в ГДР. Особенно Горбачева ободрило его посещение ГДР в октябре 1989 года, когда во время празднования 40-летия образования Германской Демократической Республики, немецкая молодежь на факельном шествии несла плакаты «Горбачев, помоги нам!». Он вновь, в ультимативной форме потребовал от Хонекера начать «перестройку», на что тот ему ответил: «Товарищ Горбачев! Вы своей перестройкой развалите Советский Союз, я этого делать в ГДР не буду. Я не хочу гибели моей страны!». В ответ Горбачев угрожающе произнес: «Ну, тогда мы применим другие способы». Демонстративно сократив срок своего пребывания в ГДР, он вернулся в Москву и отдал жесткий приказ КГБ об отстранении Хонекера от власти. Однако, приведенные в действие механизмы спецслужб дали сбой на первом же этапе. По словам бывшего подчиненного главы «Штази» обер-лейтенанта Гюнтера Бонзака, Вольф вынашивал планы по проведению перестановок в руководстве ГДР, но ему так и не удалось убедить армейское командование присоединиться к «заговору реформистов». Не смог изменить ситуацию и Ханс Модров, 13 ноября 1989 года избранный премьер-министром ГДР. События стремительно набирали обороты…

18 октября 1989 года Эрик Хонекер заявляет о своей отставке, а через пять дней на улицы Лейпцига вышло около 300 тыс. демонстрантов с требованиями свободы выезда из ГДР и прекращения диктатуры СЕПГ. 9 ноября 1989 года можно считать переломным этапом в истории ГДР. В этот день была упразднена СЕПГ и открыта граница с ФРГ. И, наконец, 3 октября 1990 года произошло объединение Германии.

Командование находившейся здесь Западной группы советских войск (ЗГВ) оказалось в растерянности. Вот как описывает события 1989-1990гг. служивший там советский офицер: «Наше положение как союзников с ГДР постепенно начало представляться как положение внутри государства, входящего в состав НАТО. В армии правила становились все суровее и суровее, а слежение за противником было как на границе, так и внутри Германии. В то время как шли демонстрации вокруг Берлинской стены, наши войска были в полной боеготовности. Генерал Снетков тогдашний главнокомандующий ЗГВ был готов оказать помощь режиму. Свое согласие оказать «любую помощь» он высказал на беседе с Эгоном Кренцом (ближайший соратник Э. Хонекера, один из лидеров СЕПГ – прим. автора). Однако Горбачев сказал не вмешиваться во внутренние события, происходящие в то время в ГДР, дабы не повторять событий 1953 года, когда Группа войск, участвовала в подавлении восстания…».

В марте 1991 года на бывшего руководителя ГДР Хонекера в Германии выписали ордер на арест. После выдвинутых обвинений он поначалу скрывался на территории российской базы в Германии, в Вюнсдорфе, а затем, тайно, в обход немецкой таможни, его военным самолетом вывезли в СССР. Но здесь Хонекера настиг очередной удар предательства со стороны Горбачева, отказавшего ему в политическом убежище. Что интересно, политическое убежище экс-руководителю ГДР предоставил в тот момент Джохар Дудаев, который послал ему соответствующую телеграмму, в которой гарантировал Хонекеру безопасность на территории Чеченской Республики. Трудно ответить, почему Хонекер не воспользовался предложением мятежного генерала, уже объявившим Чечню «суверенной» и «последним островом Советского Союза». Бывший руководитель ГДР был вынужден скрываться в Чилийском посольстве в Москве. Находясь в стенах посольства Чили, больной раком Хонекер просил оставить его в покое. Что и было сделано – ему позволили покинуть СССР и вылететь в Чили, где бывший генсек СЕПГ скончался.

Тем временем, «перестройка» в ГДР шла полным ходом. Готовился к срочной эвакуации Западная группа советских войск. Уже вскоре воинские эшелоны отправились на Восток. По прибытию в то, что раньше называлось «СССР», боевая техника была брошена, равно, как и тысячи уже бывших советских офицеров оказались брошенными на произвол судьбы. О них вспомнят только тогда, когда начнется война в Чечне…

Вот как вспоминает этот период ведущий программы «Постскриптум» Алексей Пушков, бывший в то время спичрайтером у Горбачева: «Тогда Горбачев полностью утратил контроль над ходом событий. Поэтому как к политику я к Михаилу Сергеевичу отношусь негативно. Он согласился на уход из Восточной Германии без каких-либо компенсаций для СССР. Пятнадцать миллиардов марок, которые ему тогда заплатил Коль, – это просто смешно. Надо было просить двести миллиардов! И нам бы их за объединение Германии дали. 350-тысячное войско, которое было у нас в Германии, мы не смогли как следует разменять! Мы могли потребовать на договорной основе от НАТО, чтобы оно не расширяло свои владения. В Восточную Германию они войска-то не вводят, как и обещали. Но зато вводят в НАТО Польшу и Прибалтику, что гораздо ближе к нашим границам. Госсекретарь США Джеймс Бейкер дважды приезжал в Москву и говорил Горбачеву и Шеварднадзе, что готов идти на многое ради объединения Германии. Спрашивал, какие нужны гарантии, договоры… Шеварднадзе оба раза отвечал: «Мы с друзьями не торгуемся!».

«Перестройка» ударила и по офицерам уже бывшей Национальной народной армии Германии. Вот так описывает очевидец свою встречу в мае 1992 года на территории бывшей ГДР с полковником бывшей Национальной народной армии ГДР: «Немец, до мозга костей любящий Россию, учившийся в нашей военной академии, женатый на русской, со слезами на глазах спросил меня: «Зачем вы это сделали? Зачем вы нас погубили?»...

Перст судьбы не обошел и Маркуса Вольфа, который на волне демократизации попытался начать новую политическую карьеру в уже объединенной Германии, но был освистан и в 1990-м бежал из страны. А в августе 1991-го другой фигурант «дела Хонекера» – Владимир Крючков, оказался во главе неудавшегося заговора, получившего название «ГКЧП». Причем, до сих пор принято считать, что несостоявшийся переворот был направлен против Горбачева. Тогда, как существует предположение, что ГКЧП как раз и был инициирован самим «рупором перестройки» против набиравшего силу Бориса Ельцина. Правда, все получилось с точностью до наоборот. Не исключено, что в самый последний момент Горбачев попросту струсил и решил откреститься от «путчистов», руками которых хотел убрать своего врага Ельцина. Заблокировавшись на даче в Форосе и отключив телефоны, он вновь оказался «в стороне». Именно тогда, телекамеры показали трясущиеся руки руководителей ГКЧП, которые поняли, что их «кинули». После этого начнется волна странных самоубийств: управделами ЦК КПСС Николай Кручина, министр внутренних дел СССР Борис Пуго, маршал СССР Сергей Ахромеев.

А в декабре 1991 года с политической сцены сошел и сам Горбачев, вместе с которым закончилась и эпоха несостоявшейся «перестройки». Трагедия неумолимо превращалась в фарс, в которой Горбачева еще не раз публично оскорбят перед телекамерами, ударив букетом цветов по лицу. Затем, его лицо станет рекламой пиццы…

Лишь в прошлом году, в годовщину 20-летия падения Берлинской стены, США вспомнили о своем герое. За 6 лет своего правления, Михаил Горбачев сделал то, что не удавалось сделать Западу долгие десятилетия. 18 сентября 2008 года, на официальной церемонии в Филадельфии, экс-президент США Джордж Буш-старший торжественно наградил экс-президента СССР Михаила Горбачева «Медалью Свободы». Как сказано в официальном релизе: «За «мужественную роль в окончании «холодной войны. Национальный конституционный центр ежегодно присуждает награду людям или организациям, чьи действия отвечают основоположным принципам, заложенным в конституции США. Президент конституционного центра Джозеф Торселла трогательно вспоминал, как Горбачёв позвонил Бушу, когда над Кремлём в последний раз спускали советский флаг. «Он хотел, чтобы близкий и дорогой ему друг успокоил, что он сделал правильный шаг», - сказал Торселла.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment