December 2nd, 2009

Зачем отечеству кинематограф?

№ 46 (774) 28 ноября — 4 декабря 2009
Зеркало недели
Автор: Сергей ТРИМБАЧ (председатель Национального союза кинематографистов Украины)
Почему-то вспомнился 1986-й (или это был 87-й?) перестроечный год. Дискуссия в Союзе писателей с участием Миколы Мащенко, тогда новоиспеченного директора Киностудии имени Александра Довженко. Один из писателей старшего поколения (его фамилия ни тогда, ни после мне ничего не говорила) вдруг яростно отчеканил: «Наше кино нужно уничтожить! Оно всегда было неукраинским, всегда работало против Украины!» Мащенко опешил: «Как? Да за что же вы так? А Довженко, а Параджанов, а Миколайчук?» Но оппонент был непреклонен: уничтожить...
Не знаю, где тот писатель сегодня, однако его желание спустя два десятилетия «почти» исполнилось. Украинский кинематограф скорее мертв, чем жив. Мертв как индустрия, как система, в которой накрепко связаны производство и прокат, производство и дистрибуция, где есть экономические рычаги, при помощи которых система регулируется и самонастраивается.
Такое впечатление, что умер наш кинематограф — и для государственных мужей. Более двух лет назад, 13 сентября (вот и не верь после этого в приметы) 2007 года, Виктор Ющенко издал указ №868 «Про заходи щодо сприяння розвитку національної кінематографії». В документе было предусмотрено многое: и существенное (в разы) увеличение бюджетного финансирования, и подготовка законопроектов, которые бы радикально меняли саму структуру, и даже образование центра производства фильмов для детей и юношества.
Collapse )
На работу Национальной экспертной комиссии по общественной морали (НЭК) — минимум пять тех же миллионов. Видимо, чтобы оправдать эти затраты, фактический «куратор» НЭКа Васюник и направил комиссию на борьбу за моральное «оздоровление» общества. Только цель выбрал жалкую — два «фильмика», не стоящих столь громких слов...
У них, у нас...
Времена, конечно, пришли другие. Технологии, то-се. Да и что «кина не хватает? Хоть залейся, какого хошь — голого, кровавого, духоподъемного».
А все же не хочется, чтобы подлинное кино у нас умерло. В Украине, где фильмы снимают с 1896 года…
Чтобы не допустить летального исхода, необходимо рассмотреть нюансы куда более приземленные и скучные, нежели идеология, политика и технология «доения» госбюджета путем специфически организованной «патриотической» деятельности.
Фактическая невозможность вернуть деньги, потраченные на фильмопроизводство, — вот один из корешков зла. Количество современных кинотеатров в Украине весьма незначительно, и «отбить» вложенные средства вещь почти нереальная.
В последние годы, правда, кинотеатры строились и реставрировались. Однако кризис все поломал.
Единственная пока возможность — ориентироваться на российский рынок (о Европе, США помолчим). Так не только у нас. К примеру в Казахстане, где в этом году ожидается рождение около двадцати полнометражных игровых картин, большинство проектов ориентированы на Россию (почти обязательное приглашение российской звезды, привязка к российскому материалу). Иллюстрация отпугивающая и опять-таки не патриотичная.
Едва ли не единичный пример иного свойства — Узбекистан, где производится несколько десятков (!) игровых картин, большинство которых приносит прибыль, некоторые даже вызывают ажиотаж в зрительских массах.
Но — интересная особенность. Практически все они низкобюджетные. Большинство и вовсе сняты за 30—50 тыс. долл. на видеоносителях. Вернуть такие затраты — вещь не особо трудная. Вывод простой: нужно делать фильмы с бюджетом в пределах, скажем, одного-трех гривен. И делать достаточно много, бросая в кинематографическую реку молодняк (у нас его, кстати, только в Киеве готовят аж (!) четыре вуза).
Главное для Украины — преодолеть нынешнее состояние малокартинья, оторванности от проката. Можете представить, чтобы автомобили выпускались без колес? Чтобы они просто складировались?
В нашем кинематографе, который делается за бюджетные деньги, именно так и происходит: фактически даже речи нет о том, чтобы потраченное как-то вернуть. Конечно, все не может измениться по щучьему велению, за один год. Но ведь надо начинать структурную перестройку...
Кстати, в России, где ситуация в кино на много порядков оптимистичней, сейчас тоже затеяли «перестройку». Ее причиной является недовольство тем, что слишком много бюджетных денег утекает в никуда. Объемы фильмопроизводства большие, а отдача маленькая. Правительственный совет по развитию отечественной кинематографии во главе с самим Владимиром Путиным предложил с будущего года финансировать кино через федеральный фонд поддержки отечественного кинематографа, а не через минкультуры.
Вот, кстати, пример различия эффективности работы бюрократической машины в Москве и в Киеве. У нас ведь тоже полно разных «советов». Только все они декоративные, недействующие.
Правда, ведущие российские продюсеры не очень довольны грядущими нововведениями. Они полагают, что нужно поддерживать не кинокомпании (как планируется), а проекты. Настаивают: необходимо заняться развитием кинотеатральной сети в средних и малых городах, выработать механизмы продвижения кино, принять законодательные акты в отношении пиратов.
Все это, в том числе и последнее, весьма актуально и для Украины: те же пираты разворовывают значительную часть возможной прибыли от киновидеопроката. Но наших моралистов во главе с тем же Васюником это почему-то мало волнует.
Не потому ли, что этот, с позволения сказать, бизнес замкнут на некоторые оч-чень высокие кабинеты? Еще одна дыра, через которую утекают деньги кинематографистов — едва ли не полное попрание у нас авторских прав. В первую очередь это касается ведущих телеканалов.
Воскресни и сгинь!
Итак, главная задача — преодолеть затянувшееся малокартинье, переходящее в безкартинье.
Нужна государственная программа, контуры которой обозначены и в названном выше президентском указе, и в программе развития украинской киноиндустрии на 2003—2007 годы (была принята Верховной Радой как закон и, разумеется, не выполнена), продолженной ныне в программе на 2010—2014 годы. Но бюрократическая машина у нас попросту не работает. Принятые даже разумные (такое случается) решения никто и не думает выполнять.
Союз кинематографистов пытается тех самых бюрократов расшевелить. В законопроект, предложенный Нестором Шуфричем (речь о поправках в существующий «Закон о кинематографии»), предложили идею фонда. Не такого, как в России (там должны быть бюджетные деньги), а как во Франции или Польше — он будет аккумулировать средства в виде отчислений от проката и других видов деятельности в аудиовизуальной сфере. Затем эти средства будут предельно прозрачно (чего сейчас нет нигде у нас) и демократично распределять на фильмопроизводство, дистрибуцию, образование и даже содействие строительству кинотеатров.
Второй важный законопроект, лоббируемый Союзом кинематографистов, о сборах (автор Сергей Терехин).
Владимир Яворивский, Павло Мовчан и ряд других нардепов пока не в силах, однако, продвинуть законопроекты вперед.
В самом Союзе создана Лаборатория проектов (ею руководят режиссеры Алена Демьяненко и Дмитрий Томашпольский). Среди поставленных амбициозных целей — воссоздать в Украине систему, которая бы связывала воедино все звенья кинематографического процесса: от производства до проката, механизма возвращения денег, имиджевых технологий (аудиовизуальные искусства ведь основной создатель имиджа нации — как вовне, так и внутри страны).
В частности, речь идет о программе успешного украинского фильма. Именно это — успех у отечественного зрителя — и нужно как воздух нашему кино. Фестивали, конкурсы, ретроспективы — да. Но если зритель не увидит отечественных фильмов на экране, все остальное не будет иметь большого смысла.
Реализация проектов предполагает сложную работу многих людей. В частности, планируется публичная защита проектов, анализ коммерческого потенциала будущих фильмов и т.д. Согласие на участие в программе уже дали представители самых крупных дистрибьюторских компаний, ведущие телеканалы, влиятельные СМИ, философы и социологи, журналисты.
Будет ли жизнь в украинском кино — динамичная, живая, настоящая?
Грустно и даже непозволительно думать, что все у нас зависит только от госчиновников. Что-то от них зависит, конечно. Однако в конечном счете мы должны определять: нужны нам украинские фильмы или же обойдемся без них?.. Патриоты ли мы своего Отечества или нам наплевать, куда и как оно движется?
Написал это, и через несколько минут увидел на телеэкране того самого нардепа, что год назад хоронил отечественное фильмопроизводство... Тьфу, сгинь, нечистый! Легко, одним нажатием клавиши... Жмите и вы!

Нормальных мужиков не бывает

В прошлую среду я начал писать сценарий иронического боевика или лирической комедии НОРМАЛЬНЫХ МУЖИКОВ НЕ БЫВАЕТ. Этот проект я затеял просто, чтобы не было застоя в декабре. Это лоубаджет. Почти как по статье Трымбача.
Зацените кому интересно идейку.
По ссылке первая серия
http://litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=270992
На главную роль я пробовал Игоря Хлобыстина.
Который у меня снялся в туристической короткометражке Пуленепробиваемый в главной роли.
Часть истории из этой короткометражки войдет в новый полнометражный фильм

О "технической отсталости" СССР

Россия поставляет в США двигатели РД-180 для тяжелых ракет Атлас III и Атлас V.
Что такое РД-180?
Был в СССР создан двигатель РД-170/РД-171 для ракеты-носителя "Энергия", первый пуск 1985 год.
После распада СССР был выигран конкурс, объявленный американской компанией Локхид Мартин, и под это сделан РД-180, представляющий собой половинку РД-171 (у того было четыре камеры сгорания, у РД-180 - две).
Вот эти половинки того, что в СССР летало еще в 1985 году, и являются по сей день хайтеком, который США закупают у России, через почти 25 лет, как в СССР впервые полетело "целое" вдвое более мощное.

Вполне ясная иллюстрация высочайшего технического уровня СССР.

Ссылки по теме
http://www.npoenergomash.ru/engines/rd171m/
http://www.npoenergomash.ru/engines/rd180/

нашел у allan999