graf_kahovsky (graf_kahovsky) wrote,
graf_kahovsky
graf_kahovsky

Сегодня годовщина "Карибского кризиса"

http://sozecatel-51.livejournal.com/481926.html?style=mine#cutid1

Сегодня, как напомнил мой близкий и дорогой Друг kastelno, тот самый день, когда разрешился «Карибский кризис (КК)», едва не приведший к ядерной войне. Вопрос о «Карибском кризисе попался мне в экзаменационном билете, и мне пришлось отвечать на него. Было это уже спустя не то восемь, не то девять лет после его окончания, а потому некие подробности его, мягко говоря, не афишировались, хотя многое было уже известно. В учебнике же по истории, по которому мы все готовились, естественно, ОЧЕНЬ многое прописано не было. Однако экзаменатор потребовал от меня подробностей, которые, впрочем, сам на своих лекциях не раскрывал. Точнее, говорил то, что все знали и без него, но печатных свидетельств тому в советской печати и тем более научной литературе, НЕ БЫЛО. В итоге меня поставили в тупик: скажи я то, что знаю, от меня потребовали назвать источник, а рассказы отца, хотя и ВЕСЬМА информированного по этой части к делу не пришьешь, а самому тебе дело пришить могут. Я, от греха подальше, сослался на Учебник, где все было описано в дистиллированном виде. Это-то моего экзаменатора и взорвало (потом я выяснил, что экзаменатор был на ножах с автором главы о «КК». Так я получил заниженную оценку. Кстати, значительно позж ея неоднократно ловил своего бывшего экзаменатора на незнании или передергивании фактов. С тех пор история «Карибского кризиса» стала моей «больной темой».



А два года назад я нашел случайно, хотя «случайно» ничего в этом мире не происходит, замечательный пост, который и предлагаю в минимальном сокращении, вашему вниманию, Други. Сам бы я так написать не сумел.

alexandrov-g



llusion prevails, always and totally

Как же развивались события в те две недели, которые вошли во все энциклопедии и справочники под названием "Карибский кризис"? Вот краткий перечень:

В мае 1962 года в Москве был одобрен план, по которому на Кубу отправлялись советские ракеты среднего радиуса действия.

В июле 1962 года свыше шестидесяти судов под советским флагом совершили рейсы на Кубу, перевозя военные материалы и военнослужащих, Джон МакКон, тогдашний директор ЦРУ, на встрече с Джоном Кеннеди, Робертом Кеннеди, Дином Раском и Робертом МакНамарой сообщил, что на кораблях могут находиться ракеты, но тогдашняя политическая верхушка США сочла, что такое просто немыслимо.

8 и 16 сентября на Кубу были доставлены первые ракеты.

14 октября высотным самолётом-разведчиком У-2 были сделаны снимки почти готовой стартовой позиции возле Сан-Кристобаля.

19 октября У-2, полёты которых теперь осуществлялись непрерывно, обнаружил четыре уже действующие стартовые позиции ракет среднего радиуса действия. Информация была засекречена, об ужасном открытии было сообщено только четырнадцати (каков уровень секретности!) должностным лицам, занимавшим высшие посты в государстве. Ближайшего "союзника" - Англию, не информировали до вечера 21 октября.

22 октября президент Кеннеди выступил с обращением к нации и объявил об установке на Кубе советских ракет и о том, что атака с Кубы будет расценена как нападение СССР на США. Также он объявил о карантине Кубы. Слово "карантин" было эвфемизмом термина "блокада", таким образом, американцы хотели избежать возможных нарушений международного законодательства, связанных с блокадой. Сразу же начали разрабатываться различные сценарии возможных действий. Одним из сценариев предусматривалось вторжение на Кубу и во Флориду даже начали перебрасываться войска. Однако от этого варианта почти сразу же и отказались, так как на Кубе уже находилось свыше 40 тысяч советских военнослужащих и вторжение, с учётом тактического ядерного оружия, виделось совсем уж в апокалиптических красках.

В обращении Кеннеди к нации содержалось также и обращение к Советскому правительству, в котором президент США заявил, что в пределах зоны карантина, которая устанавливалась в радиусе 500 морских миль от побережья Кубы, американцы будут останавливать все суда для досмотра.

23 октября было опубликовано открытое письмо дорогого Никиты Сергеевича, в котором он заверял Кеннеди в неизменном миролюбии СССР. Повеяло недавним и знакомым. Мир пришёл в ужас. С этого момента ставки в этой дьявольской игре стремительно пошли вверх по нарастающей.



25 октября состоялась внеочередная сессия ООН, на которой советский представитель Зорин отрицал наличие советских ракет на Кубе. Тут же выступивший представитель США Эдлай Стивенсон продемонстрировал снимки, сделанные самолётом-шпионом, на которых были отчётливо видны ракеты на стартовых позициях.

26 октября американцы получают письмо Хрущёва, в котором он предлагает убрать ракеты в обмен на гарантии того, что США не будут предпринимать попыток вторгнуться на Кубу. "Всего-то!" В политической верхушке США ликование. Однако на следующий день, 27 октября, Белый Дом получает второе письмо Хрущёва в котором содержатся дополнительные требования. Ликование как рукой сняло.

В этот же день, 27-го, над Кубой советской ракетой был сбит высотный разведывательный самолёт У-2, пилот Андерсон, чей скафандр был повреждён шрапнелью, погиб. Армада советских "торговых" судов неуклонно приближалась к установленной "карантином" границе. Жизнь заставляла противостоящие стороны что-то предпринять и предпринять немедленно. В тот же день Кеннеди публично принимает предложение, содержавшееся в первом письме Хрущёва и тайно посылает своего брата Роберта в советское посольство в Вашингтоне, где тот заявляет, что Соединённые Штаты берут на себя обязательства по выполнению и второго, секретного требования СССР. Кризис закончился.

Казалось бы, всем можно с облегчением вздохнуть, но я вздыхать подожду. Дело в том, что закончился кризис вовсе не из-за событий на Кубе, закончился он совсем по другой причине. Люди в подавляющем своём большинстве даже не знают, что же заставило сморгнуть бывалого картёжника дядю Сэма, они понятия не имеют о том, что кульминационной точкой "Карибского кризиса" было событие, произошедшее за тысячи километров от Кубы и формально ни к Кубе, ни к тёплому Карибскому морю никакого отношения не имевшее. И однако же мир на грань ядерной войны поставило именно это событие, а вовсе не то, что нам рассказывают энциклопедии, которые пишут такие же профессора, как профессор Гвишиани, внук великого деда.

Итак, вот перед вами расклад - США разместили ракеты средней дальности в Европе, СССР сделал то же самое - разместил аналогичные ракеты на Кубе. США выдвинули ультиматум, СССР в ответ выдвинул свой. Теперь стороны встали в боевую стойку, сверкают глазами и лихорадочно думают, как бы им выйти из ситуации с наименьшими потерями. А время поджимает, время, проклятое время...

Давайте взглянем на ситуацию поближе, в увеличительное, так сказать, стёклышко:

Американцы перед лицом так некстати разразившегося кризиса немедленно создали государственный комитет по чрезвычайному положению, назвали его ExComm (Executive Committee of the National Security Council) и принялись заседать. Как то водится, члены ГКЧП немедленно раскололись на два лагеря, на сторонников жёсткой линии и на "миролюбцев". На ястребов и голубей. Ястребы все поголовно были людьми военными, а миролюбцы - политиками. Главными ястребами были Пол Нитце, помощник госсекретаря по вопросам международной безопасности и генералы Максвелл Тэйлор, начальник объединенного штаба вооруженных сил США, и Кёртис ЛеМэй, командующий военно-воздушными силами США.

ЛеМэй, "сильный человек" американского генералитета, в 1949 году принял командование над стратегической авиаций США, когда в SAC было 713 винтовых бомбардировщиков, а численность персонала составляла менее 50 тысяч человек и превратил авиационную составляющую американской "триады" в монстра, на вооружении которого к 1955 году находилось 3068 реактивных бомбардировщиков и с персоналом в 200000 человек. ЛеМэй лично возглавлял в 1948 году разработку плана "Троян", по которому на 70 городов в СССР должно было быть сброшено 133 атомных бомбы. В 1949 году план был переработан в "Оффтакл", согласно которому число целей в СССР возросло до 104, а число бомб до 220 при том, что предусматривалась вторая атакующая волна, которая должна была сбросить ещё 72 бомбы. В месяцы, предшествовавшие "кубинскому кризису", ЛеМэй все свои силы отдавал проталкиванию через конгресс финансирования программы по созданию сверхзвукового бомбардировщика Б-70 "Валькирия" и созданию "сверхбомбы" в 100 мегатонн. Любил товарищ крутить штурвал и делал это с размахом.

Во время заседаний ЕксКомма ЛеМэй с солдатской прямотой требовал (да-да, именно так - требовал) немедленно нанести по СССР "упреждающий" ядерный удар. Между прочим, существовавшими тогда планами вполне официально предусматривалось, что при нанесении всеобщего ядерного удара по СССР точно такой же удар должен был быть нанесён и по Китаю, хотя, казалось бы, при чём тут Китай и какое отношение он имел к Кубе, не говоря уж о том, что у Китая в тот момент не было ядерной бомбы. Так же вполне официально считалось, что при массированном ядерном ударе в СССР, Китае и Восточной Европе погибнет "несколько" сот миллионов людей. По кому ещё под шумок должны были нанести "упреждающий удар" история умалчивает.

Главными голубями были братья Кеннеди и примкнувший к ним министр обороны Роберт МакНамара. Голубями они, однако, были относительными. Дело в том, что американцы боялись вообще-то не размещённых на Кубе ракет СС-4 и СС-5. Для того, чтобы запустить эти ракеты, требовалось вытащить их на позицию, заправить, привести в готовность и нацелить, процесс этот занимал около 8 часов, кроме того, в заправленном состоянии ракеты могли находиться не более 5 часов, после чего топливо нужно было сливать. Помимо этого, требовалось ещё и политическое согласование между командующим советской группировкой на Кубе генералом Плиевым и Москвой. Американским же самолётам, расположенным на базах во Флориде, нужно было всего 24 минуты, чтобы войти в воздушное пространство над Кубой. Американцы гораздо больше боялись семи тактических ракет "Луна" с ядерными боеголовками, для запуска которых достаточно было приказа самого Плиева и которые предназначались именно для того, чтобы удерживать американцев от попытки высадиться на Кубе. Это с одной стороны, а с другой - американское общественное мнение требовало что-то немедленно предпринять против размещённых на "острове свободы" ракет средней дальности. В то же время Кеннеди и его окружение понимали, что удар по ракетным базам означает точно такой же удар со стороны СССР по американским ракетным базам в Турции и Италии, а также попытку захватить Западный Берлин. Другими словами удар по Кубе означал начало ядерной войны даже и при том, что с Кубы не взлетела бы ни одна ракета. Ситуация выглядела патовой. Вот же задал Хрущ головоломку!

Между тем ситуация накалялась. 24-го октября, после объявления Кеннеди о блокаде Кубы, бывший заместитель ЛеМэя, командующий SAC генерал Томас Пауэр БЕЗ КОНСУЛЬТАЦИЙ, своей властью, повысил уровень готовности стратегической авиации США с уровня "3" до уровня "2". Такого не случалось ни до, ни после. Теперь в воздухе постоянно находилось не менее 50-ти бомбардировщиков Б-52 с ядерным грузом на борту, 2952 ядерных заряда были приведены в готовность и ждали лишь команды, после которой они должны были отправиться к целям, расположенным в СССР и Китае. На заседаниях ЭксКомма генерал ЛеМэй требовал нанести удар если не по СССР, то хотя бы по Кубе, уверяя, что Москва в ответ не предпримет ничего. Высокоумных выпускников Принстонского университета язык генерала поражал своей образностью: "Медведь всегда хотел запустить свою лапу в Латинскую Америку и вот теперь он угодил в ловушку, так давайте оторвём ему лапу по самые яйца! А если немного подумать, так ведь мы можем ему и сами яйца оторвать!" По-моему, Суворову с его "пулей-дурой" до ЛеМэя далековато будет, поразительно, как суровая армейская жизнь способствует развитию красноречия. Что ни генерал, то непременно златоуст. Один другого краше.

Государство - чрезвычайно серьёзная штука. Серьёзнее не бывает. И чем серьёзнее государство, тем серьёзнее оно себя ведёт. Государство никогда не импровизирует, у государства всегда есть план. "Что, где, когда". "Откуда". "Пойди туда, знаешь куда, поверни направо и возьми то, что лежит на третьей полочке снизу. И немедленно пусти в ход." Думать тебе не надо, родное государство твоими проблемами давным-давно уже озаботилось, собрало лучшие умы, всё взвесило, всё продумало, провело несколько опытов и пришло к выводу, что в данной конкретной ситуации нужно поступить именно так, а не иначе. Государство - великая сила.

Даже когда государство попадает в ситуацию, никаким планом не предусмотренную, ну, там, марсиане высадились в республике Ботсвана или, скажем, Карибский кризис случился, оно тут же садится и, не отходя от кассы, разрабатывает планчик. Государство не может себе позволить действовать с бухты-барахты, жизнь государства - это всё. Наша с вами жизнь - ничто.

ЭксКомм, где собрались высшие должностные лица могущественнейшего на планете Земля государства, первым делом разработал план действий, исходя из "что, если?" Если что? Ну вот стало известно, что под боком у Америки пошёл и углубляется процесс размещения целых двадцати ракет с ядерными боеголовками мощностью до 3 мегатонн каждая. Три мегатонны - это много, три мегатонны это - страшно. Чего у нас там от Вашингтона останется, если на него с неба такой гостинчик упадёт? Значит надо за процессом, который пошёл - следить. Для того, чтобы следить, у нас имеются высотные самолёты-шпионы У-2, мы их в небо поднимаем один за другим - летите, голуби, летите. "И домой возвращайтесь скорей." Один сел, другой взлетел. Интересно ведь, как там дела-делишки на Кубе продвигаются. Интересно - не то слово. При этом мы знаем, что на Кубе "damn russians" дальновидно развернули и средства ПВО, тот самый комплекс С-75 "Десна", ракетой которого товарища Пауэрса давеча сбили. Значит, существует очень высокая вероятность того, что и над Кубой кого-нибудь собьют. Раз есть вероятность, мы в наш планчик включим пунктик "4а", а в пунктике распишем подробно - что же именно мы будем делать в том случае, если над Кубой кого-нибудь собьют, потому что когда собьют, думать поздно будет. "Думать нужно всегда раньше." До, а не после. Было решено, что если кого собьют, Америка в ответ уничтожит ракетный дивизион, с которого был произведён пуск. Для острастки. Чтоб знали и чтоб было неповадно. "Где хотим, там и летаем."

Государство только моргнуло товарищу ЛеМэю, и он тут же, загодя, перебросил во Флориду эскадрилью из шестнадцати истребителей-бомбардировщиков Ф-100 и объявил им "готовность" именно для такого случая. "Ждите." Самолёты стоят заправленные, пилоты в кабинах друг друга сменяют. Ждут.

Ну, и дождались. Как умные головы в ЭксКомме и предугадывали, так и вышло: 27-го октября над Кубой был сбит У-2. Пилот Рудольф Андерсон погиб. (Между прочим, бывший помощник Кастро Карлос Франки в своих мемуарах написал, что Фидель как-то хвастался ему, что он находился в расположении дивизиона, который произвёл пуск ракеты и что ему дали нажать кнопку старта. Не думаю, что это правда, но легенда красивая.) Как только стало известно о гибели пилота, разработанный план вступил в силу. Когда из Белого Дома позвонили ЛеМэю и поинтересовались как идут дела, тот доложил, что дела идут превосходно и что во Флориду перебрасываются по воздуху новейшие тогда ракеты "Зуни", предназначенные именно для атаки наземных целей вроде ракетных установок и радаров и ещё ни разу не опробованные в деле кластерные бомбы и что как только они прибудут на место, он отдаст приказ об атаке. Любая власть и Белый Дом тут не исключение, спешить не любит и от ЛеМэя потребовали, чтобы он со своим приказом повременил и ждал приказа президента. ЛеМэй поскрипел зубами и подчинился. Эти несколько часов ожидания спасли мир.

Кеннеди склонялся к тому, что удар должен быть нанесён, на него смотрела вся страна и ждала, чем ответит на сбитие самолёта Президент Соединённых Штатов. Кеннеди даже назначил совещание ЭксКомма, на котором должны были быть разработаны детали атаки. Однако в этот же день, 27-го октября 1962 года, за несколько часов до того, как был сбит У-2 над Кубой, случилось одно событие, которое сделало все дальнейшие совещания бессмысленными, событие, которое подвело черту под "карибским кризисом".

Начиная с начала 50-х самолёты стратегической разведки США периодически производили разведывательные полёты вдоль границ СССР с целью забора проб воздуха на радиоактивность. В период ракетного кризиса полёты участились, теперь они осуществлялись ежедневно. Поскольку учитывалась общая "обстановка" и повышенная чувствительность сторон, то пилотам был отдан официальный и строжайший приказ не приближаться к границам воздушного пространства СССР ближе, чем на сто километров. В ночь с 26-го на 27-е октября разведчик У-2, пилотируемый майором Чарльзом Молтсби, был отправлен по новому маршруту через Северный Полюс вдоль северных границ СССР. Как гласит официальная версия, Молтсби был дезориентирован северным сиянием, сбился с курса и "нечаянно вошёл в воздушное пространство СССР над Чукотским полуостровом". "Обнаружив ошибку", Молтсби нарушил радиомолчание, связался с постом Стратегического Авиационного Командования на Аляске и сообщил о своём местонахождении. Ему так же - открытым текстом приказали немедленно изменить курс и "как можно быстрее покинуть воздушное пространство СССР". Разговор был перехвачен и с базы на острове Врангеля были подняты советские истребители с приказом сбить нарушителя. Как только они оказались в воздухе, с американской базы на Аляске, где как будто только этого и ждали, были подняты истребители Ф-102 "Дельта Даггер", чтобы этому перехвату помешать. Под крыльями одного из них были подвешены две ракеты класса воздух-воздух GAR-11 "Фэлкон" С ЯДЕРНЫМИ БОЕГОЛОВКАМИ. Итак - У-2, а это сравнительно тихоходный самолёт, летел в сторону Аляски, ему вдогон летели советские перехватчики, а навстречу им летели перехватчики американские, вооружённые (о чём советская сторона даже не подозревала) ракетами с ядерными боеголовками. Чем должна была закончиться эта гонка известно одному только Богу. И, очевидно, только Бог устроил так, что У-2 успел пересечь воздушную границу СССР до того, как его догнали советские самолёты.

Происшествие это, хотя оно случилось до того как был сбит У-2 над Кубой, было сочтено менее важным и американской верхушке первым было доложено о гибели самолёта Андерсона. Члены ЭксКомма ломали головы и готовились к заседанию в Белом Доме, их лихорадка усиливалась циркуляром Роберта Кеннеди, которому разведка донесла, что вчера, то-есть 26-го октября, в советском посольстве в Вашингтоне начали жечь архивы. Лично я думаю, что посол Добрынин, который в подкидного дурака играл ничуть не хуже Хрущёва, приказал жечь старые подшивки газеты "Правда", но откуда о том было знать американским "топтунам". И вот тут, только тут, в самой, так сказать, горячке, министру обороны Роберту МакНамаре доложили о ночном присшествии. МакНамара не был военным, он был политиком и он сразу увидел то, что ускользало от внимания его военных помощников. По свидетельству помощника МакНамары генерала Дэвида Бёрчинэла, министр обороны, услышав доклад, побелел как полотно и принялся истерически кричать: "Это означает войну с СССР!" ("McNamara turned absolutely white and yelled hysterically, 'This means war with the Soviet Union!').

МакНамара бросился в Белый Дом, Кеннеди, услышав о происшествии над Чукоткой, мгновенно обнаружил себя стоящим на краю развёрзшейся под ногами пропасти. Реальность вокруг него рассыпалась на куски. С момента обнаружения ракет на Кубе прошло всего-то чуть больше недели, стороны сделали всего по два-три хода, а решение о начале всеобщей ядерной войны уже оказалось спущено на уровень пилота истребителя-перехватчика. Начать войну или не начинать, быть или не быть не господину Кеннеди даже, а быть или не быть Миру решал не Президент Соединённых Штатов, решал это никому не известный пилот самолёта. Ситуация вышла из под контроля, события следовало остановить любым путём, остановить немедленно. И Кеннеди принял все условия, выдвинутые Хрущёвым. Все, не обсуждая. Генералы КРИЧАЛИ на Кеннеди, ЛеМэй стучал по столу кулаком: "Господин президент, ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ЭТОГО ДЕЛАТЬ! ЭТО - ВЕЛИЧАЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ АМЕРИКИ!" "Спасибо, все свободны" - отвечал Кеннеди. Выходя из кабинета в Белом Доме, побагровевший ЛеМэй не удержался от реплики. "Мы проиграли!" - сказал он слишком громко и слишком много ушей слышали это.

Первой мыслью, которая должна была прийти в голову Кеннеди, должна была быть мысль о заговоре военных, решивших втравить Америку в полномасштабную ядерную войну. Какие ещё ходы были в запасе у генералов, Кеннеди не знал, поэтому любому противостоянию с СССР должен был быть немедленно положен конец. Можно было, конечно, предположить, что в армии США просто царит бардак, следствием чего является отправка самолётов с ядерным оружием в воздушное пространство СССР, но такая мысль не приходит в голову даже мне, а Кеннеди был не только президентом, но ещё и главнокомандующим, кому, как не ему было знать как и кем принимаются решения в подчинённой ему армии.

В течение следующих шести месяцев советские ракеты были вывезены с Кубы, а американские - из Европы. Куба получила гарантии существования, нет уже с нами ни Хрущёва, ни Кеннеди, ни генерала ЛеМэя, а Фиделю через две недели исполнится 80 лет. "Свобода или смерть!"

Такова истинная картина того, что люди называют "Карибским кризисом". Однако, если мы спросим о "кризисе" любого человека, что русского, что американца, то что мы услышим в ответ? Я могу вам подсказать, ответ прозвучит так - "Хрущёв капитулировал." Америка победила, СССР проиграл. Вне зависимости от того, что случилось в реальности, создан миф, миф этот прочно внедрён в головы и живёт своей жизнью.

Зачем я всё это написал, какую мы можем извлечь из этой истории мораль? Вы ещё не поняли? Мораль чрезвычайно проста: в пропаганде правда не значит ничего. Ничего не значат факты, ничего не значит то, что было. Всем на это наплевать. Мир живёт мифом, мифом думает и мифом разговаривает. Пытаться с этим бороться при помощи каких бы то ни было разоблачений не просто непродуктивно, а попросту смешно.



Правда с Мифом бороться не может. С Мифом может бороться только другой Миф.

http://alexandrov-g.livejournal.com/104573.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments