graf_kahovsky (graf_kahovsky) wrote,
graf_kahovsky
graf_kahovsky

Category:

Как снимался фильм Нормальных мужиков не бывает


Проект начался в ноябре 2009 года. Он не должен был начаться, потому что весь сентябрь, октябрь и ноябрь мы вместе с Олегом Удовенко, моим другом, режиссером и соавтором посвятили написанию сценария полнометражного фильма под рабочим названием "Красотка 2.0". Мы плотно общались с несколькими национальными каналами, которые с завистью смотрели на долю и рейтинги немецкого ремейка Красотки, который они свободно купили на MIPCOM-е и который давал показатели копейка в копейку со знаменитым Pretty Woman 1991 года с Джулией Робертс и Ричардом Гиром. Естественно, возникал вопрос, если немцы могут, то чем хуже не немцы?
И мы написали сценарий за 6 недель.
Он получил ряд просто отменных отзывов и от моего тогдашнего акционера и от нескольких дистрибуторских контор в Москве, которые сказали, что наш сценарий - это кинотеатральное кино, а не телемувик.
Но как бы там ни было, канал, которому мы по устной просьбе писали сценарий, в день когда мы сценарий сдали уже на вычитку, нам сообщил, что эта тема ему не интересна и они уходят в другие темы. И я как руководитель целой киностудии, которую я хотел загрузить зимой (а Ялта зимой - это периферийный город с 70 тысячами населения, в котором нет работы) вынужден был срочно искать выход из создавшейся ситуации. Под контракт с каналом у меня  деньги были. Без контракта с каналом денег у меня на съемки не было. Более того, уже после старта я получил устную команду от акционеров прекратить съемки и не тратить их деньги.
Выход нашелся быстро и просто. Я понял, что нужно найти или написать сценарий сверхбюджетного фильма, который можно было бы снять просто на сбережения людей и который можно было бы снять буквально за 5-6 тысяч долларов. Имея в друзьях Оксану Кондрашову, работавшую в сфере кинопроката и которая у нас в стране просто звезда индустрии, способная расписать фильм и договориться с прокатчиками, я подумал о том, что даже если фильм снимется как телемувик, то пойти дальше телевизора и попытаться прокататься в кинотеатрах, сколько бы их там ни было, было бы просто здорово и сногсшибательно. Отбить небольшую входную инвестицию в кинотеатрах было возможно. Что мы и собирались доказать.
Сказано - сделано. Осталось понять, что за историю нужно пытаться сделать в таких условиях.
Естественно,  это роуд-муви. Интерьер машины, причем любой - это самая бюджетная вещь. Я уже более года обсуждал один роуд-муви с другим моим соавтором, Алексеем Алексеевичем Скепковым. Идея этой истории родилась из  нашего небольшого короткометражного боевичка ПУЛЕНЕПРОБИВАЕМЫЙ (vimeo.com/5352377)


Я беру, покупаю в представительстве знаменитой японской компании, производящей цифровые зеркальные фотоаппараты, первые две тушки одного не полноразмерного фотика и начинаю писать сценарий нашего зимнего проекта. Фотики я купил по совету Игоря Рябчука, который стал принимать активное участие в проекте и который согласился приехать в Ялту из Одессы на весь декабрь.

Сценарий до старта съемочного периода писался порядка 10 дней.





История изначально была совершенно простая. Главный герой, абсолютный русский харизматик Игорь Хлобыстин (это реальное имя ялтинского актера, которого я решил снимать в главной роли), который дожил до 40 лет, заработал каких-то денег, но не нажил ни семьи ни детей. Хотелось его свести с абсолютно харизматичной Олей Панкратовой, актрисой из Севастополя, чтобы они в автомобильном путешествии из Севастополя в Ялту познакомились и уже в конце пути буквально на Набережной Ялты поняли, что химия схимичила и молния сверкнула, свободным харизматикам бы захотелось кроме свободы еще и быть вместе. При этом я понимал, что год назад в стране грянул кризис и на экранах уже год не было ни одного фильма, который бы описывал послекризисную реальность с нашими современниками. Все телеканалы кормили нас повторами докризисных фильмов. Естественно, в сценарий была введена составляющая денег, которые у всех стали дефицитом в этой стране в один момент.
Все сюжетные ходы, которые в любом учебнике по комбинаторике расписываются как механическая смесь общих векторов движения героев, рождались буквально сами собой. Бог реально помогал в той достаточно непростой ситуации. Хотелось отсняться до Нового года. Чтобы новогодние каникулы провести в монтажке и выйти на экраны где-то к концу февраля. Такие были розовые мечты в ту пору.
Идея того, чтобы мой герой гонялся за тем, кто в свою очередь гоняется за ним, показалась мне просто веселой. Ну, таким путем мы и пошли с Игорем Рябчуком, который менеджерил запись сценария на ресурсе celtx.com
И уже в самый разгар съемок, когда мы практически отсняли все, что запланировали, неснятыми остались только очень громоздкие сцены погонь, я вдруг понял, что длины в 90 минут не будет. Или если будет, то будет маленькая плотность событий. А я еще работая в Каховке владельцем сети видеопрокатов в 1997 году, четко понимал, что люди платят полдоллара за прокат кассеты, если там есть фильм, в котором нет воды, вялости и малоподвижности. Точно так же они сейчас платят 25-40 грн за билет в кино, потому что ожидают, что плотность событий будет хотя бы как в жизни.
Не хватало событий.
И я вплотную подошел к идее того, чтобы добавить в эту смесь роуд-муви и легкой романтической комедии небольшую такую ложку политического боевика.
Понятно, что история моего героя Аркадия Рождественского, депутата местного совета пригорода Ялты, который при этом является сотрудником отдела украинской разведки по вопросам ПДЧ НАТО в Украине - это чистый вымысел. Никаких фактов о том, что такие отделы бывают или что депутаты местных советов сотрудничают со спецслужбами по таким вопросам у меня не было. У меня были ожидания таких фактов. По первому своему высшему образованию я аналитик ГРУ ГШ СССР и моя дипломная работа в 1988 году была посвящена анализу открытых источников и написанию разведсвобдок по косвенным разведпризнакам.
Ну, я и начал фантазировать. Фильм то независимый. Кто мне скажет, что вот так вот можно, а вот так вот нельзя?
Ну и кроме того, у меня в памяти всегда стояло 20-летие нашего выпуска. Когда мы, успешные, состоявшиеся мужики, закончившие великий вуз КВИРТУ ПВО, присягавшие когда-то самой великой стране в мире, встретились через 20 лет попить водки и поговорить за жизнь. Мы позвали нашего бывшего начальника факультета, позвали еще нескольких офицеров и педагогов. Говорили обо всем. О семьях, об успехах, о деньгах, о машинах, о проститутках.
Но во время произнесения тостов один из нас не выдержал.
И сказал приблизительно следующее:
Мужики. Мы конечно тут с вами развитые пацаны. Мы закончили блатной вуз, мы состоялись в работе, кто на гражданке, кто в бизнесе, кто еще служит. У всех все хорошо: дети, жены, у кого-то даже внуки. Только есть одно у нас с вами нехорошо. Мы все присягали великой Родине. Каждый из нас. И сегодня, через 20 лет после выпуска, у нас с вами вроде бы все нормально, только Родины нет. И мало того, что Родины нет, по нашим кабинетам ходят офицеры потенциального противника и учат наших командиров, как им поступать в разных случаях. И не на благо Родины. И это позор всему нашему поколению. Мы не уберегли Родину, которой присягали.
Ну и этот мой однокурсник выпил за то, чтобы великая Родина с большой буквы не умерла вот в таких вот разговорах о семьях, об успехах, о деньгах, о машинах и о проститутках.
Родина - она ведь не только в границах, она ведь и в людях.
Встали все.
И полковники в отставке и офицеры и бизнесмены.
Эта сцена у меня сидит в мозгу до сих пор.
Это сцена ведь не только для офицеров, бывших или настоящих. Она для всех граждан.
Ну я такой сценарий и написал

Съемочный период и монтажи

Еще когда мы писали с Олегом Удовенко сценарий Красотки, мы для себя сформулировали основные признаки так называемого украинского телемуви, от которых нам хотелось очень сильно отстроиться.
1. Вялая история
2. Плохой саундтрек. Реально с музыкой чаще всего в нашем кино завал  и это очень сильно угнетает.
3. Много лишних диалогов.
4. Формат съемки "со штатива крупный средний общий" и очень мало подвижной камеры.
ну и дальше длинный список. весь приводить не буду, чтобы не утомлять. Практически весь список есть живое определение понятия сериальности или павильонного "мыла".
Нам не от всего удалось отстроиться, но на то были причины, о которых чуть позже.
Игорь Рябчук - это мега специалист в нашей стране. Он реально  шикарнейший режиссер, второй режиссер или DOP.
Многие в нашей индустрии не любят универсалов, но таких людей в индустрии меньше 10 процентов.  Поэтому 90% эти 10% можно и не любить.
Игорь приехал в Ялту с несколькими объективами под наши фотоаппараты, взятыми в аренду в Одессе. Мы начали кадроваться и приступили к съемкам.
Технологический процесс выглядел приблизительно так. Мы снимали смену, в фотоаппаратах стояли карточки FC на 32 гБ. Одной карточки хватало на пару-тройку смен. Далее мы сливались. И Игорь именовал файлы по сценам в специально созданные для этого папочки. Простой, понятный менеджмент.
Звук мы писали на пушку Синхайзер и на радиопетли, тоже Синахайзер на твердотельный рекордер ZOOM. Весь звук мы сливали отдельно и потом пробовали синхронизировать эти вавки на тайм-лайне при помощи pluraleyes, есть такая прога, которая синхронизирует звук автоматически.
Причем по звуку решено было петли использовать в длинных сценах или в сценах, которые по игре очень трудно перетонировать. А подавляющую длительность фильма решено было тонировать и только тонировать, то есть доигрывать актером перед микрофоном поверх уже собранной сцены.
Музыку решено было по случаю сверхбюджетного фильма использовать бесплатную. Она как правило звучит лучше платной.
Мувики с фотоаппарата мы конвертировали в менее компрессированный формат.
Вот собственно и все, что касается электронной части съемочного периода.
Во время съемок мы использовали наш собственный стедикам Филмер, который я придумал по видеороликам об американском Мерлине и который разработал и изготовил наш студийный гений механического цеха Виктор Галлини.
Ну и мы катали штативы на наших самодельных мини-долли, которые собрал из пластиковых сантехнических труб Андрей Николаев, тоже золотые руки.

Самый важный, самый ответственный и самый опастный участок работы - это актеры и все, что они делают в кадре.


Я проработал в Ялте директором киностудии ровно 4 года и за это время нажил достаточно большую базу актеров второго плана и массовки для российских фильмов в Крыму. Кроме того в Крыму несколько театров в Симферополе и в Севастополе. Но было решено из-за финансовых особенностей проекта сделать упор на ялтинцев. Тем более что буквально за несколько дней до начала нашего проекта канал РТР закончил съемки фильма о Ялтинской конференции и моя жена, как кастинг-директор киностудии, за время этого проекта значительно обогатила нашу базу актерами, внешне похожими на участников конференции и отлично сыгравшими их в кадре, ничуть не хуже московских актеров. В общем, зная профессию изнутри, мы рискнули сконцентрироваться на непрофессиональных актерах, чтобы вместиться в наш смешной бюджет. В принципе еще до этого проекта я выработал методику подбора и работы с непрофессиональными актерами. Но об этом как-нибудь в другой раз.
В нашем фильме есть как потрясающие попадания в десяточку и просто редчайшие находки, так и стопроцентные поражения в части каст-листа.
Но, мы естественно с поражениями боролись, вплоть до того, что просто перетонировали чужим голосом актеров, не вытягивавших игру.
И сейчас, перед финализацией телевизионной версии, мы перетонируем еще кое-кого и кое-что.
Из своего опыта работы в кино могу сказать, что сценарист и режиссер обязаны быть хорошими актерами. То есть людьми с хорошей речью, с возможностью говорить различным темпом и наговоренностью, то есть большим психологическим опытом в жизни и способностью выдавать несколько вариантов игры той или иной сцены в качестве предложений на площадке.
без этого играть хуже будут все.
Ольга Панкратова и Игорь Хлобыстин - это, по-моему мнению, исключительная удача. Оля профессиональная актриса и певица, Игорь профессиональный решатель проблем с богатейшим жизненным опытом и чистейшей русской речью. На них держится вся история и я очень рад, что когда-то с ними познакомился.
Отдельное слово хочется сказать о Владимире Терещенко, который сыграл моего однокурсника, с которым мы внезапно так драматичеки встретились через 20 лет после выпуска. Он непрофессиональный актер, но исключительно пластичный и очень характерный человек. Многие люди, когда встречаются с ним на улице, сразу стремятся перейти на другую сторону, но это добрейшей души человек. На премьере в Симферополе в кинотеатре Космос Володя даже затмил нашего безусловного секс-символа Игоря Хлобыстина и автограф-сессия, длившаяся почти как и весь фильм шла преимущественно вокруг него.


















С февраля по конец мая 2010 года фильм "Нормальных мужиков не бывает" монтировали бессменная монтажер Ялтинской киностудии Светлана Ивановна Деркачева, которая монтировала еще фильмы с участием Пуговкина и Высоцкого,



и вместе с ней монтажером работал Дмитрий Станев.
Всю весну я не мог плотно заниматься этим проектом, потому что практически весь март и весь апрель ушли на организацию проката в Украине кинофильма Гарика Сукачева "Дом Солнца". Это отдельная кстати история, очень сильно повлиявшая на стратегию продвижения Мужиков.
Мы попробовали обратиться к дистрибуторским компаниям по поводу проката "Дома Солнца", но смысла в этом не было. Ни компании нас не хотели, ни мы не видели выхлопа. 20 копий с субтитрами, затаможенные через Ялту, бюджета на промо нет, пришлось тянуться ресурсами самой киностудии. Мы фактически создали свою дистрибуторскую компанию. В ней участововали Оксана Кондрашова в Киеве и Андрей Николаев в Ялте.
Но, правда, приобрели колоссальный опыт, тоже во многом благодаря Оксане Кондрашовой.
Монтаж "Мужиков" шел своим чередом с черновым звуком с площадки. Наш студийный звукорежиссер Саша Яськин занимался тем, что систематизировал дубли по звуку. Плагин pluraleyes оказался туповатым и не работал как надо. Поэтому звук мы синхронизировали ручками.
С мая мы приступили к тонировкам. Нужно сказать, что для тонировок самое главное - это заглушенная комната, которую обычно делают сертифицированные студии за очень большие деньги. Такой возможности у нас не было и мы решили озвучиваться по-другому. Поскольку у нас большинство сцен или в лесу или в ресторанах или в автомобиле, то и озвучание мы проводили в этих интерьерах.
Обычно озвучание в тон-ателье проходит так. В заглушенной комнате перед панелью монитора в наушниках стоит актер, он смотрит внимательно за картинкой и при проигрывании сцены старается попасть в свой рот на экране и проговорить свои слова синхронно экранному своему рту.
Наушники ему даны чтобы слышать звукооператора за стеклом. Этот способ используют профессиональные голоса, которые озвучивают актеров и это так называемый быстрый способ. Звукооператор за компьютером только стартует воспроизведение и выкладывает записанный звук синхронно черновому.
Но этот способ не совсем хорош, когда нужно что-то доиграть или переиграть. Актеру в этом случае требуется не только следить за попаданием в губы, но и думать о том, как сказать фразу и какую эмоцию раскрасить. Поэтому в таких случаях применяется так называемый медленный метод.
Медленный метод работает так.
Вы можете находиться где угодно, в салоне автомобиля, на квартире, в лесу, вы сидите на шезлонге или диване, у вас на коленях ноутбук со смонтированным фильмом. И вы по кусочку проигрываете сцены. Актер проговаривает свою реплику в микрофон не синхронно проигрыванию сцены на ноутбуке, а после проигрывания, точно запомнив паузы и темп. Звукооператор пишет этот весь звук внавал на какой-нибудь твердотельный рекордер и затем уже в монтажке, в полной тишине и без участия актеров, расставляет этот звук на таймлайне синхронно черновому звуку.
Таким образом я тонировал Евгения Стычкина и Олю Сутулову в Киеве у них на квартире, когда готовил к сдаче телеканалу Интер свой боевик "Случайная Запись".
В общем интерьер автомобиля является идеальной звуковой кабиной для тонировки. Он достаточно заглушен, в нем мало звуковых искажений и практически нет эха. Мы тонировали наш фильм в основном в салоне машин. Ну и некоторые особенно важные лесные сцены в лесу. Ноутбук и твердотельный рекордер такие вещи, что можно носить с собой где угодно. Ну и петли Синхайзер.
Затем в конце мая у нас случился немалый форс-мажор. Среди акционеров киностудии произошли значительные изменения и нам была озвучена команда уведомлять коллектив о сокращениях. Все планы, связанные с тем, что мы свой фильм посвящали 10-летию ЗАО "Ялтинская киностудия", которое должно было отмечаться 19 июля, накрылись медным тазом за час. Я не хотел участвовать в уничтожении того, что строил 4 года и просто написал заявление об увольнении. Через 2 недели я вышел за ворота уже не как директор киностудии, а еще через 10 дней я получил свидетельство о госрегистрации новой кинокомпании "Ялта Таран Продакшн". Потому что фильм нужно было заканчивать. Он стоял на полдороге неозвученный, непокрашенный и не готовый к прокату.
Проблем было много, но самая главная проблема была в совершенно неожиданном месте.
Мы готовились заходить в кинотеатры. Цифровые кинотеатры вещают на экран при помощи специальных серверов в специфическом формате DCP (Digital Cinema Package). И в этот формат наш фильм нужно было конвертировать.
Можно было отдать этот кусок работы специализированным компаниям. Там дешевле, чем печатать копии на пленке. Но неподъемно для нашего лоу-баджета по определению. Мы решили конвертировать сами. Благо, что грамотных людей в команде было навалом. Мы разобрались с Open Cinema Tools, со звуком 5.1, со всеми секретами этого явно зашифрованного дела.
Мы не разобрались с одним. Открытый софт конвертирует фильм длительностью 80 минут ровно 6 с половиной суток.
Мы не вписались в график кинопроката и поэтому пропустили чрезвычайно благоприятную для нас дату релиза 5 августа. Мы смогли войти в кинотеатры только 19 августа. А конец августа это плюс ко всему еще и провалы в сборах, люди готовятся к сентябрю и меньше идут в кино.
Но тем не менее мы зашли в 6 залов.
У нас не было ресурсов ни на премьеру для журналистов, ни на рекламную кампанию фильма. Мы просто напечатали афиши, флаеры, плакаты и вошли в залы по договорам.
Но суть события от этого не изменилась.
Мы прошли весь этот путь.
От сценария до кинозала.
И мы его прошли сами, за свои деньги, совершенно независимо ни от кого. Мы проверили бизнес-модель о малобюджетном кино в этой стране в кинотеатрах. И она, эта бизнес-модель, оказалась живой.
А нас как и в сюжетах про харизматичных мужчин и женщин, так и в бизнес-моделях интересуют только живые вещи)


 В общем-то, я кратко отчитался за то, как я прожил этот год.
Но я вам ничего не расскажу, что я задумал дальше)))))
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments