graf_kahovsky (graf_kahovsky) wrote,
graf_kahovsky
graf_kahovsky

Если в кино воруют, значит, это кому-нибудь нужно?...

Я уже сообщал о том, что у меня есть претензии к ЦПШ по поводу "Ялта-45". Мы готовим большую пресс-конференцию по этому поводу и судебный иск. Эта публикация активизировала наши действия


Оригинал взят у to_underline в Если в кино воруют, значит, это кому-нибудь нужно?...
СК-Новости, рубрика "Мнение", стр.14, моя вторая статья, посвященная различным формам мошенничества в киноиндустрии.

Послушайте!
Ведь, если в кино воруют,
значит – это кому-нибудь нужно?
Значит – кто-то хочет, чтобы
воры были?



 



Жалобы от кинематографистов звучат постоянно: кинули на деньги, не рассчитались, задерживают зарплату уже год.… На вопрос, что вы предприняли, чтобы расчет произошел, получаю почти стандартный ответ: я звоню им постоянно, а они завтра, завтра. Отчего кроме звонков с требованиями, угрозами или жалобами, но всего лишь звонков, кинематографист не предпринимает никаких других действий?

Возможны следующие объяснения:

1. Репутация «лоха» перспективнее, чем репутация «скандалиста». Лоха еще будут приглашать на работу, чтобы иметь возможность опять обмануть. А вот поведение скандалиста предсказуемо – его обмануть не удастся, а потому «ловкий» работодатель в нем не заинтересован. Уж лучше побыть лохом – авось в следующий раз не обманут.

2. Противостоять бессмысленно, обманули всю группу, и я не в худшей ситуации, чем другие.

3. «Кидание» на последнюю зарплату ожидалось с самого начала. Это своеобразное условие получения работы.

4. Некогда этим заниматься, у меня дети, пожилые родители – мне работать и зарабатывать надо, а не судиться.

Наверное, есть и другие объяснения.

Кинематографисты вынуждены изобретать различные способы, чтобы получить оговоренный гонорар. Полагаться на  заключенный договор гораздо сложнее, чем обезопасить себя, пусть не самым корректным способом, смахивающим на шантаж, но уж точно эффективным. Монтажеры, например, сдают материал с наложенным на видео полупрозрачным титром, который не мешает просмотру выполненного монтажа, но, очевидно, препятствует его использованию. Операторы в контакте с механиками камер, придерживают снятый материал, сдают не все носители памяти (в случае, когда используются цифровые камеры). Рано или поздно продюсер будет вынужден рассчитаться, чтобы иметь на руках весь снятый материал. Водитель генератора, помню, поступал очень просто – отключал питание, когда оплаченные часы смены заканчивались. И как же ему были благодарны все те, кто не решались покинуть площадку после 12 часов работы, притом, что за переработку им никто не заплатит.

Есть еще один способ хоть отчасти обезопасить себя от необоснованных претензий со стороны коллег, это неустанно официально подавать письменные служебные записки обо всех нарушениях, связанных с непосредственными обязанностями, разумеется. Эта нормальная в Америке практика, у нас вызывает почему-то чувство брезгливости, мол, становишься доносчиком, стукачом. К сожалению, в ситуации конфликта (который неизбежен) никто не станет озадачиваться сохранением чей-то репутации, кроме своей.

Названия недобропорядочных кинопроизводителей и имена продюсеров известны… В интернете собраны длиннющие черные списки, с фактами, фамилиями, претензиями. Вот цитата, например: «Други, что скажете о компании "К"? Сегодня переименовали в "Ко"". Меня пригласили на собеседование. Имею опыт, когда кинули на бабки в СПро... Что здесь меня ждет?». Даже отслеживается «биография» компаний, смена названий, адресов. Название списка пессимистично – «Черный список тех, кто кидал, кидает и будет кидать».

При финансовых расчетах обманывают, но киношник пока с этим мирится. Наверное, из-за неизжитого азарта, как в русской рулетке: могут кинуть, могут - нет.

Интересна еще другая сторона – это, конечно, не воровство в чистом виде, но…

Продюсер получает грант на производство фильма. Он его расходует, худо-бедно производит этот фильм. Худо - когда нанимает неквалифицированных сотрудников, бедно – когда речь идет о насыщении кадра. Конечно, всегда в таких проектах есть энтузиасты, которые готовы на любые условия лишь бы хоть как-то заявить о себе, своем таланте. Но грант израсходован, и фильм поступает в домашние коллекции родных и близких. Теоретически, продюсер должен быть заинтересован в дистрибуции своего проекта, рассчитывая на прибыль от продаж. А практически, он встает на один уровень с нанятыми работниками и вполне удовлетворен отсчитанным себе гонораром за производство фильма. Те, кто работали с отдачей, с душой, вкладывали все силы в фильм, а это и режиссер, и оператор, и актеры, и многие другие, их надежды «легли на полку»? И все, что остается этим людям, это организовать полулегальные клубные показы для своих?

Впрочем, не совсем так. Ведь, возможно, появится обязательный прокат российского кино, официальная квота, которую надо будет чем-то заполнять. Получается, что продюсеру опять ничего делать не надо – кино возьмут в прокат «по закону». Впрочем, если для порядочного продюсера возможность гарантированно попасть в прокат – это очевидный плюс, он заинтересован в прокате, то в этой же ситуации недобросовестный продюсер точно не обрадуется, поскольку для него это лишние расходы (на изготовление копий, например).  Лишь у актеров и творческой части группы появится дополнительный шанс быть замеченными публикой, не только фестивальной, но и малоимущей, которая будет ходить на эти показы по социальным билетам (предполагаю, что именно так будут заполняться залы кинотеатров). Что, на самом деле, я уверена, хорошо, поскольку эти люди тоже формируют общественное мнение.

Случится ли у нас та же история, описанная Тонино Бенаквиста в романе «Сериал», о вводимых во Франции квотах на национальную телепродукцию? Продюсер набирает команду самых низкооплачиваемых сценаристов, неудачников, выделяет им микроскопический бюджет и ночной эфир. Но талант этих людей выводит их на неожиданные вершины! Их сериал «Сага» становится национальной гордостью, а исчезновение его из эфира – национальной трагедией, сопровождаемой массовым выбрасыванием телевизоров – демонстративный отказ от какого бы то ни было телеэфира, если в нем нет любимой «Саги».

В качестве одной из защитных мер была продумана система, что грант не должен покрывать 100 % бюджета. Но здесь продюсер вполне ловко выкручивается из ситуации: смета раздувается, покрывая государственными 70% весь необходимый на производство фильма бюджет. Кроме того, практикуется приглашать режиссеров, операторов без гонорара, а просто «за еду», за счастье поработать. Их гонорары, понятно, утекают вовсе не на производственные расходы. Группа же набирается по своеобразному аукциону: не «Кто больше?», а «Кто меньше?» (согласен получать маленький гонорар). Режиссерам-дебютантам предлагают вносить собственные средства, мол, на покрытие тех самых оставшихся 30%. Именно согласие на софинансирование является порой решающим аргументом в утверждении кандидата в режиссеры.

Заработать на производстве фильма, а не на его прокате – это позиция не только плохого продюсера, но и съемочной группы. Зарплата зарплатой, но и «бонусы» не помешают.

Существуют вполне отработанные схемы. Например, накручивание цен в сметах. В реквизиторских много мелких позиций и ассистент рассчитывает, что директора устроит итоговая цифра, а по каждой отдельной строке он сверяться не станет. Цены в таких сметах скачут похлеще, чем на фондовых рынках! А по отчетности полный порядок. В стране, где все продается и покупается, купить пустые чеки не проблема.

Другой вариант, это классический сговор за процент от сделки (от 10 %). Оператор рекомендует знакомую ему прокатную фирму, для аренды осветительного оборудования и операторской техники. Ведет себя вполне щедро (за счет продюсера чего стесняться?), заказывая аппаратуру с избытком, обосновывая экспедициями, мол, где же мы в степи найдем этот «очень нужный прибор»? Все это надо привезти, где-то хранить, увезти.… Были ли приборы на площадке, или только в смете – кто проверит? Администрация, (набранная по принципу «кто меньше») обычно, плохо разбирается в осветительной и операторской технике, и не способна контролировать данный вопрос.

Актерские агенты также не теряются в рвении за своих подопечных (или все же в гонке за процентом?). На кастинг режиссеру приглашаются все желаемые им актеры. Но утвердить на роль получается только «своих». Если режиссеру нравится «посторонний» актер, не работающий с нашим героем-агентом, то про этого актера тут же сочиняется легенда, что он пропал, на звонки не отвечает, заболел и т.д. Актеры крайне редко звонят режиссеру напрямую, чтобы узнать результаты кинопроб. Этим-то агенты и пользуются. И вот из сериала в сериал «кочует» один и тот же актерский состав, по которому вполне можно определить кастинг-директора.

Бывают и «импровизации». Для исторической картины требовались сотни военных шинелей. Подготовительный период длился несколько месяцев, шинели уже частично были готовы, но не пылились на складе, вовсе нет. Предприимчивый художник по костюмам сдавал их в аренду другим кинокомпаниям. Разумеется, не согласуя свои действия с собственником этих самых шинелей.

Про повсеместно практикуемые откаты говорить даже неудобно, настолько это известно. Они настолько плотно вжились в систему, что стали самой системой – симбиозом взятки и воровства. Как говорит Михаил Задорнов, чиновники очень любят сидеть у берега, ведь только там откат за откатом!

Уже много лет существует и до сих пор популярно банальное мнение: мол, каждый должен начать с себя и тогда порядок везде образуется. Но, извините, если идет война, взрываются бомбы, идет артобстрел, то, сколько ты с себя не начинай – как только сложишь оружие с призывом к миру, ты труп. В киноиндустрии схема аналогична. Бессмысленно пережидать этот самый «артобстрел». Пора активнее защищаться от него и выносить «трупы» с кинополя.

Кончится все это «страшное кино», когда кинобизнес отсеет случайных людей. Как ускорить этот отбор? Привлечением и поощрением профессионалов, конечно. Например, официальными награждениями не только актеров и художественной части группы, но и административной, вспомогательной.

Студентов профильных вузов следует обязательно ориентировать в современном положении киноиндустрии. Информировать их обо всех существующих схемах обмана. Готовить их к активной позиции, защите своих интересов. У выпускника должна быть гарантированная возможность получить юридическую поддержку в начале карьеры, достаточное количество профессиональных консультаций. Ведь в случае с дебютантами, недобросовестные продюсеры пользуются именно их малоопытностью.

Продюсер должен заинтересоваться прокатом своих картин. Невозвратных грантов не должно быть. А рядовой сотрудник должен быть уверен в своевременной оплате своего труда, в соответствии качества услуг финансовому вознаграждению.

Возможно, частичную помощь в этом вопросе может оказать и Союз кинематографистов – созданием юридического отдела на постоянной основе для членов СК в спорных финансовых обстоятельствах, публикацией материалов на эту тему, поддержкой от имени организации в спорах, разрешаемых через суд. Это позволит кинематографистам чувствовать себя увереннее, и отстаивать свои интересы цивилизованными методами.



P.S. Уважаемые коллеги и друзья! Буду признательна за ваше мнение, а также за дополнительную информацию по проблемам в кино. Что вас лично волнует в современном кинопроизводстве (беспокоит или радует) ? Пишите в комментариях или лично мне, пожалуйста.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments