graf_kahovsky (graf_kahovsky) wrote,
graf_kahovsky
graf_kahovsky

Ближневосточный покер (2)

Оригинал взят у alero2011 в Ближневосточный покер (2)
Оригинал взят у el_murid в Ближневосточный покер (2)

Турция vs Королевство


Исходя из той же стратегической задачи - купирования шиитского влияния на территории Ирака - Саудовская Аравия объективно заинтересована в вялотекущем, но не переходящем в острую фазу конфликте между иракским Курдистаном и шиитским Югом. Угроза войны всегда более изматывающа и затратна, чем сама война. И в этом отношении интересы Королевства входят в противоречие с интересами Турции.

Турки прагматично понимают, что Иракский Курдинстан - данность, с которой придется жить. Турки налаживают экономические связи с Эрбилем, налаживают отношения с Барзани - однако в данном случае их интерес лишь в том, чтобы вместо нескольких врагов иметь одного. С ним легче разговаривать и договариваться - хотя и не всегда это получается. К примеру, попытавшись через Барзани повлиять на сирийских курдов, турки получили прямо противоположный результат. Барзани справедливо предпочел дистанцироваться от щекотливого предложения, а турки упустили момент и получили неожиданный и красивый удар под дых от Асада, который пообещал в обмен на лояльность и изгнание оппозиции из курдских районов решить полюбовно проблему автономизации. Сирийские курды отчётливо понимают, что победившие Асада исламисты менее всего заинтересованы в решении их проблем - собственно, именно поэтому курдские организации отказывают курдам, входящим в СНС, в праве представлять их в этом серпентарии.

Однако ни малейшего интереса в усилении иракских курдов - как в экономическом, так и военном отношении - у Турции нет. Как нет его, кстати, и у Ирана - и здесь их интересы вполне смыкаются. Никому не нужно, чтобы свои собственные курды получили тыловую базу на неподконтрольной территории - а жесткий отпор иракских курдов в ответ на бомбардировки и обстрелы иракской территории со стороны турецких военных создает существенные проблемы для реакции турок на вылазки боевиков РКП с территории Ирака.

В конечном итоге объективный интерес Королевства на усиление Иракского Курдистана до состояния, способного нейтрализовывать активность шиитского правительства Ирака, идёт вразрез с интересами Турции.

Вторая линия противоречий между Турцией и Саудовской Аравией - вопрос ближневосточного лидерства. Неоосманский проект нынешних турецких исламистов предполагает создание подконтрольных и лояльно-союзнических политических структур на всей территории Северной Африки и Междуречья - и если североафриканские исламисты в чём-то стараются копировать турецкую Партию справедливости и развития (скажем, в Марокко и Тунисе правящие исламисты ориентируются с определенной поправкой на местную специфику на идеологию ПСР, в ливийской Мисурате катарское влияние во многом вынуждено преодолевать влияние турецкоориентированных групп и кланов), то на Ближнем Востоке исламисты отчетливо работают в направлении союза с  Саудовской Аравией и Катаром. Тот же Мурси, идеологически вполне близкий к турецкой ПСР, откровенно ложится под Королевство и Катар - отрабатывая финансирование работой в интересах аравийских монархий. Египет - одна из ключевых стран всего исламского мира, и борьба за него определит во многом претензии на лидерство. Пока Турция явно в аутсайдерах этой борьбы.

Кроме всего прочего, курс на новую Османскую империю без восторга воспринят турецкой армией. Именно армия была вынуждена спасать рухнувшую Порту, жестко проводя в жизнь светский кемалистский проект - и она очень не хочет опять столкнуться с крушением собственной страны из-за амбиций политиков. Уже сейчас турецкие генералы начинают высказывать претензии политикам, которые допустили в страну разношерстный сброд со всего региона - и с которым нужно управляться именно армии. Видимо, именно это недовольство и является одной из причин перманентных арестов в армейской среде - и именно нелояльность армии является важнейшей причиной, которая вынуждает исламистов Гюля, Эрдогана и Давутоглу - идеологов неоосманского проекта - тормозить с принятием решительных действий по Сирии.

Катар vs Турция


Противоречия между Катаром и Турцией лежат в плоскости борьбы за влияние на политически вменяемых и конкурентоспособных умеренных исламистов. Здесь Турция безнадежно отстаёт - Катар взял под самый плотный контроль движение "братьев-мусульман" и делает его проводником своей политики на всей территории Ближнего Востока и Магриба. Мало того - исламисты-арабы с недоверием рассматривают своих турецких коллег, полагая их религиозное рвение лишь прикрытием циничного желания властвовать. В чём-то кстати, они и правы - турецкие исламисты во многом заложники демократических процедур голосования, а их электорат - сельское население и первое поколение горожан, в чьей среде влияние мулл крайне высоко, а сытая и благополучная жизнь позволила резко повысить количественно эту группу населения. Поэтому для победы на выборах ПСР обязана соответствовать полуархаичным воззрениям деревни,  маргинального городского населения и мелкой городской буржуазии.

Однако это всё политика. Главное противоречие - экономическое. Катар грубо, весомо, зримо гробит все существовавшие ранее газовые проекты Ближнего Востока, а что не может ликвидировать - пытается подмять под себя. Или наоборот - что не может подмять, то гробит, рушит и зачищает. Для Турции крайне важен полумёртвый проект "Набукко", у которого нет ни малейших шансов на выживание без интеграции его с другими трубопроводными системами Ближнего Востока. Только так "Набукко" сможет хотя бы окупить затраты - а чем черт не шутит, и начнет приносить прибыль. Проект интеграции "Набукко" с египетским AGP и иракским IPC позволит наполнить трубу и выстоять против планов российского "Южного потока".

Однако Катар объективно заинтересован в крахе всех трех проектов - логика движения газа в направлении Европы неизбежно оказывает давление на планы самого Катара. Запустив грандиозный проект поставок СПГ на рынок Соединенных Штатов, Катар пострадал от "сланцевой революции", пожалуй, сильнее всех других производителей газа. Никаких других вариантов, кроме разворота своего танкерного флота в направлении Европы, у Катара нет. Почти триллион кубометров газа в год - это фантастический по объему рынок, за который можно и нужно бороться. Если потребуется - то и воевать. И любой поставщик любых объемов газа в направлении Европы автоматически становится врагом Катара. Учитывая пацанские методы вчерашних верблюдоводов и пиратов, привыкших все проблемы решать выстрелом из-за бархана, борьба за европейский рынок с участием Катара обещает быть предельно нецивилизованной - и дикая расправа над Каддафи - это вполне ясный намек всем конкурентам Эмира.

Именно поэтому задача второго плана для Катара после сокрушения Сирии - угроза нашествия окопавшихся в Турции боевиков на приютивших их наивных османов. Эрдоган и Ко опрометчиво полагают, что способны контролировать боевые отряды, обсевшие пограничные провинции Турции. Однако скорее всего, сирийские боевики и иностранные наемники - это та ударная сила, которую будут пытаться развернуть и использовать и после возможной победы над режимом Асада. И первая задача, которую им придется решать - это склонение выи у гордой, но глупой Турции.

Аравийские монархии вполне благосклонно относятся к усилиям Эрдогана по усмирению армии - так как именно турецкая армия - единственный сдерживающий фактор для почти 15-тысячной группировки окопавшихся в лагерях подготовки боевиков со всего Ближнего Востока. И когда Эрдоган своими руками и в своих целях таки зачистит своих военных - он с удивлением обнаружит, что вчерашние союзники испытывают к нему совсем не нежные чувства. Кажется странным, что Гюль, Эрдоган и Давутоглу столь наивны - однако их наивность основана на том, что именно Турция по договоренностям между агрессорами будет осуществлять оперативное управление на покоренной сирийской территории. По крайней мере, ей так кажется.

Однако опыт той же Ливии показывает - все предыдущие договоренности перечеркиваются легко и непринужденно. Так же, как неблагодарные ливийцы беспардонно выдавили своих благодетелей после гибели Каддафи и Джамахирии, точно так же и сирийские сунниты из движения "братья-мусульмане" после прихода к власти выдавят кураторов из Турции - а боевые отряды на турецкой территории станут весомым аргументом в диалоге подшефных с турецким начальством. И никуда Эрдоган с компанией не денутся.

Европу и США эти расклады устраивают вполне - по давно известному принципу "Проблемы индейцев шерифа не волнуют". Именно поэтому они столь лениво стоят над отношениями монархий и Турции, позволяя им делать что угодно в рамках поставленной задачи сокрушения Сирии. Единственное, что вызывает нервную реакцию Запада - вялость в выполнении этой задачи.

Понятно, что вокруг Сирии действуют и другие, весьма многочисленные факторы - однако перед Асадом стоит задача - используя противоречия агрессоров, попытаться вбить между ними клин - расшатывая в том числе и стоящую под агрессорами оппозицию. Это очень непросто, это крайне нетривиально - но при известных возможностях, выполнимо. Однако здесь все зависит от того, насколько хорошо Асад умеет играть в любимую игру американских ковбоев - покер. Умеет ли он и любит ли он блефовать.

(окончание следует)



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments