graf_kahovsky (graf_kahovsky) wrote,
graf_kahovsky
graf_kahovsky

Categories:

Кого убил Глеб Жеглов

Оригинал взят у vitus в Кого убил Глеб Жеглов


Новое это всего лишь хорошо забытое старое. Но иногда бывает, что и в старом, которое, казалось бы, сто лет знаешь наизусть, вдруг появляется новизна, от которой становится не по себе. Недавно я пересмотрел финальные сцены сериала «Место встречи изменить нельзя», и поразился, насколько же по-разному воспринимается один и тот же художественный материал в разном возрасте.

Героический поступок самого трагичного и сложного персонажа этого фильма почему-то на долгие годы остался для меня в тени актерского и личного обаяния Высоцкого.

Штрафник Левченко не сдал своего бывшего командира бандитам, одним из которых стал сам. Не сдал, надеясь, что Шарапов уйдет ночью, и тогда банда разбежится кто куда. А когда выяснилось, что тот уходить не намерен, Левченко понял, что Шарапов – это его смерть. Что все бандиты, и он сам в их числе, утром либо погибнут сразу, либо будут задержаны, и расстреляны после суда. Но также он знал, сколько зла их банда принесла людям. И видел, на какой риск идет его бывший командир, ради уничтожения этого зла.

Левченко мог бы убежать сам – тогда же, ночью, как и советовал ему Шарапов. Но побег товарища, караулившего «мутного фраерка», неизбежно вызвал бы подозрения у остальных членов банды. И тогда операция, ради которой Шарапов пошел на смертельный риск, оказалась бы сорванной. Поэтому, Левченко остался.

Когда «Черная кошка» шла на свое последнее дело, лишь двое участников абсолютно точно знали, что в подвале магазина их будет ждать засада. Но Шарапов надеялся выжить, хотя и рисковал. А Левченко просто шел умирать ради Шарапова, и ради успеха его дела. Никаких шансов выжить у него не было, и он прекрасно это понимал.

« – Ну что, старшой… Окропим снежок? Красненьким?» – это ведь не вопрос был. Это – слова бывалого фронтовика, вновь готового идти за своим командиром. Теперь – уже на верную смерть.

Знаменитый окрик Жеглова « – А теперь – Горбатый!», к сожалению, затенил то, ради чего режиссер ввел этот момент в фильм. Зачем нужно было именно Горбатого выводить из подвала вне очереди? С точки зрения развития сюжета – никакого смысла. А вот с точки зрения драматургии это необходимо ради следующего кадра, который должен был стать важнейшим и ключевым, для понимания образа этого странного героя. Горбатый уходит, и в подвале остается только Левченко. Один. Он смотрит перед собой невидящим взглядом, и медленно садится на ступеньку лестницы. Потом, достает пистолет, и взводит курок…

Кто-нибудь вообще запомнил этот кадр? Я – нет.

«Нет больше той любви, если кто положит душу свою за други своя». В любимом моем фильме режиссер показал человека, который вполне осознанно положил душу за своего друга. А я не замечал этого тридцать с лишним лет…



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments